Короткевич и Быков, Толстой и Достоевский, Азимов и Киплинг… Natatnik спросил публичных персон Бреста о книгах и авторах, которые сформировали их как личностей, и получил целый список достойных внимания произведений. 

Сергей Мисиюк (специалист по маркетингу)

– Нет такой книги, как нет и такого автора, влияние которых я ощущал бы настолько, что можно было бы сказать: да, это изменило мою жизнь. Личность формируется, простите за тавтологию, личным опытом, т.е. переживанием определенных событий, в которых человек участвует непосредственно; книга же представляет собой квинтэссенцию чужого знания о мире. Как хороший проводник, она может подсказать тебе, в каком направлении стоит копать, а куда лучше не захаживать. Остальное ты должен сделать сам, если чувствуешь необходимость меняться. Достоевский, к примеру, это погружение во тьму, и настолько глубокое, что его книги до сих пор дают фору всяким там Ирвинам Уэлшам, Миллерам, Берроузам и Ерофеевым. Их вполне достаточно, чтобы понять про людей всё во вполне невинном возрасте; вдумчивого школьника, способного осилить “Преступление и наказание”, от полнейшего разочарования в человеческой натуре спасает лишь нехватка собственного опыта и, как следствие, наивная надежда на то, что все эти “свинцовые мерзости жизни” остались в прошлом (в том времени, когда творил писатель). Я бы сказал, что Ф.М. полезно перечитывать для укрепления нравственного иммунитета, но дозировку каждый должен определить для себя сам – иначе каюк. Впрочем, если вы родились в 90-х, его лучше не трогать вообще – бесполезно.

Лев Николаевич Толстой и его дневники – яркий пример того, что мир вполне себе умопостигаем в достаточно юном возрасте. Достанься они мне лет в пятнадцать, может быть, было бы не так одиноко и зыбко (здесь я улыбаюсь). Ну, а всю ту прекрасную, утонченно-психологическую чушь, которую Л.Н. выдавал на-гора, обеспечивая многим поколениям советских школьников план по сдаче макулатуры, можно было не писать вовсе, если бы дневники могли принести хоть какую-то прибыль. “Войну и мир”, “Анну Каренину” и вот это вот всё не переношу на дух; вот чудесный пример высококлассной графомании. Эти книги уж точно ничего не меняют в читателе, они лишь оставляют после себя ощущение, что графу нечем было занять себя долгими зимними вечерами, а мы теперь расхлебывай. Повторюсь: дневники куда как занятнее.

Герман Гессе ценен как эталон интеллектуальной самоизоляции, которая очень ярко проявляется в его программном, если так можно выразиться, труде под названием “Игра в бисер”. Собственно, цитатой из него можно было бы и закончить, так как она, в моем случае, очень многое объясняет: “Истина есть, дорогой мой! Но “учения”, которого ты жаждешь, абсолютного, дарующего совершенную и единственную мудрость, – такого учения нет. Да и стремиться надо тебе, друг мой, вовсе не к какому-то совершенному учению, а к совершенствованию себя самого. Божество в тебе, а не в понятиях и книгах. Истиной живут, её не преподают”. Согласитесь, нужна определенная смелость, чтобы принять подобный манифест как руководство к действию. Мне же остается только завидовать (и здесь я снова улыбаюсь).

Закончу, наверное, “Посторонним” Альбера Камю. Внимательное чтение экзистенциалистов и параллельная “жизнь в миру”, в принципе, способны привести к глубокой шизофрении; ну, а мне этот роман в свое время помог обрести почти буддистское спокойствие и прорваться сквозь довольно сложный период в жизни практически без потерь. Хорошая книга, которой можно заменить отряд психотерапевтов.

Игорь Масловский (глава Брестской областной организации Беларуской социал-демократической партии Грамада, руководитель некоммерческой организации За свой город)

– “Дзікае паляванне караля Стаха” Владимира Короткевича. Эта повесть в школьные годы перевернула мое мировоззрение о нашей беларуской истории, мифологии, мистике. Оказывается, у нас есть свои прекрасные сивые легенды, прекрасно описаны или придуманы, было уже не важно. Сюжет был настолько захватывающим, что я раза три перечитал книгу. Был очень горд, что это всё написано про нашу Беларусь.

Историко-приключенческая пенталогия Джеймса Фенимора Купера о Натаниэле Бампо. Многие знают его по отдельным книгам: “Зверобой”, “Последний из могикан”, “Следопыт”, “Пионеры”, “Прерия”. Это история становления Нового света и борьбы за справедливость, история о добре, чести, правде и в то же время о подлости, насилии, ненависти. Это история о целой цивилизации, о людях, которые рождались и умирали ради своих ценностей. Для меня это было потрясающим и наложило сильный отпечаток на мои личные качества.

Со школьной скамьи я прочитал сотни книг в стиле научной фантастики или фэнтази. В студенческие годы – “Основание” (цикл из семи научно-фантастических романов Айзека Азимова). На центральной Планете Галактической Империи живёт и работает учёный Гэри Селдон. Он создал науку психоисторию, которая объединяет в себе историю, математику и психологию. Используя её методы, Селдон высчитал, что человеческая империя, существующая уже 12 тысяч лет, распадётся на протяжении ближайших 500 лет. Имперские власти запрещают учёному публиковать свои работы и задерживают его, мотивируя арест тем, что Селдон со своими сторонниками хочет организовать переворот и свергнуть малолетнего правителя… В итоге победила не сила, а ум, логика и талант ученых. Знания, наука, логика – движущие силы эволюции в обществе, а не сила – вот что я вынес для себя из этой книги. Давайте посмотрим на нашу страну, и мы увидим небольшое сравнение.

“Сумма человеческих знаний превосходит возможности одного человека и даже тысячи людей”, – говорит автор “Основания” Айзек Айзимов. Я с ним полностью солидарен.

Джордж Оруэлл со своим романом-антиутопией “1984”. К сожалению, элементы романа можно найти в любой стране и даже в любом человеке. Вот одна из цитат: “Только сдаться – все остальное отсюда следует. Это все равно что плыть против течения – сколько ни старайся, оно относит тебя назад, – и вдруг ты решаешь повернуть и плыть по течению, и не бороться с ним. Ничего не изменилось, только твое отношение к этому: чему быть, того не миновать”. Поэтому стараюсь по жизни не совсем плыть по течению, не сдаваться, а отстаивать свои идеи, свои ценности, права и интересы простых жителей Бреста и области.

Одна из последних книг, которую я прочёл – “В завоеваниях рождённые” Фридмана Селия. Отдаленное будущее. Галактика, расколотая противостоянием двух могущественных межпланетных держав, равных по силам и бесконечно разных во всем остальном. Республика Бракси живет войной и войну почитает единственно достойным решением любого конфликта. Научно-олигархическая империя Азеа, искушенная в дипломатических интригах, предпочитает бить в спину и всеми силами уходит от открытого конфликта… И вот последняя фаза войны, когда весь мир полыхает от древней ненависти. Это время Затара, высокородного представителя Бракси, и Анжи, ацийской женщины-генерала, для которых эта битва – личная вендетта. Страсть и любое достоинство ума и тела будут вложены в это мщение, в эту битву во Вселенной…Но даже в этой вечной ненависти зарождается любовь.

Вот на такой ноте заканчивается роман: “Огонь. Он падает в пламя. Огонь её сердца. Вокруг него бушует океан её существа. Когда-то он уже попробовал вкус этих волн, и сейчас они несут облегчение. Они стали сниться. Теперь Анжа и Затар – враги по завету, и её ненависть прекрасна. Он касается её ярости, и её ярость сливается с его жаждой убивать. И всё глубже он уходит в огненные волны её души. Боль… Желанная боль – это цена их союза, этой муки нельзя избежать, но он готов платить эту цену”.

И всё же, несмотря на всю любовь к научной фантастике, всем советую прочитать исторический роман Кастуся Тарасова “Пагоня на Грунвальд”!

Игорь Барановский (редактор газеты “Царква”)

– Кнігі чытаю з самага ранняга дзяцінства, люблю гэты занятак. А яшчэ калі не ўмеў сам чытаць, заўсёды прасіў бацьку чытаць на ноч якую-небудзь казку ці ўрывак з нейкай кнігі, і толькі тады засынаў.

Добра памятаю і сёння назву самай першай кнігі, якую сам выбраў у школьнай бібліятэцы і з захапленнем прачытаў. Гэта была кніжка на расейскай мове “Рыкі-Цікі-Таві” Рэд’ярда Кіплінга. З тых часоў я палюбіў хадзіць у бібліятэку. Хадзіў нават чытаць кнігі, якія нельга было ўзяць дадому. Мяне там ведалі ўсе бібліятэкаркі, і мне ўжо не трэба было ім казаць, якую кнігу я прыйшоў чытаць у чытальную залу. З тых часоў быў для бібліятэкарак ганаровым чытачом. Ужо ў дарослым жыцьці мне нават выдалі пасведчанне ганаровага чытача.

Чытаю рэгулярна і нават адначасова некалькі кніг. Цяпер гэта бывае часта патроху, праз смартфон, у ПДФ-фармаце, едучы на аўтобусе на працу ці яшчэ куды-небудзь. У апошні час чытаю больш кнігі і матэрыялы па гісторыі краіны, па царкоўнай гісторыі.

З кніг, якія пакінулі на мяне моцнае ўражанне, паўплывалі, адзначу некалькі. У падлеткавым узросце – твор Уладзіміра Караткевіча “Каласы пад сярпом тваім” (на расейскай мове). Я ўжо тады цікавіўся гісторыяй старажытных цывілізацый і шмат чытаў і мастацкіх твораў на гэтую тэматыку. Твор Караткевіча захапіў мяне гісторыяй Беларусі, тым больш у маім падлеткавым дзяцінстве мала што можна было знайсці на гэтую тэму наогул.

Пэўны час у юнацкія гады любіў чытаць прыгодніцкую літартуру, падарожжы па свеце (найперш творы Жуль Верна), дэфіцытную тады фантастыку Яфрэмава, Бяляева, братоў Стругацкіх, Брэдбэры. Магчыма, ўсё гэта паўплывала на тое, што я вырашыў паступаць на прыродазнаўчы факультэт на спецыяльнасць “Геаграфія і біялогія”.

Адзначу таксама кнігу Эрыха Марыi Рэмарка “Тры таварышы”, якая мяне кранула сваёй чалавечнасцю, шчырым сяброўствам, каханнем галоўных герояў, уразіла трагічнымі наступствамі вайны на лёс чалавека. Напэўна, не без уплыву гэтага і падобных твораў выхоўвалася ў мяне пачуццё пацыфізму, непрыняцця вайны, таталітарызму і любога гвалту ў вырашэнні любых праблемаў у грамадзтве і ў свеце.

З пазнейшых прачытаных твораў не магу не адзначыць “Споведзь” Ларысы Геніюш, якую прачытаў у пачатку 1990-х яшчэ ў часопісным варыянце (часопіс “Маладосць”). Быў пад моцным уражаннем перажытай ёй жыццёвай трагедыі, якая па сутнасці стала для мяне ўвасабленнем трагічнага лёсу ўсёй беларушчыны ў 20 ст., кніга захапіла моцай нязломнага духу аўтаркі, якая шчыра і без прыўкрас распавяла пра сваё жыццё, пра тыя, пакуты беларускага народа, якім ёй і многім адданым беларускім дзеячам давялося зведаць у вайну, і асабліва, у савецкіх турмах і лагерах.

“Доўгая дарога дадому” Васіля Быкава – кніга ўспамінаў народнага пісьменніка і духоўнага лідара нашай нацыі, у якой ён углядаецца ў перажытае ім асабіста і нашым народам за амаль 70 гадоў багатага на розныя трагічныя падзеі жыцця.

У маіх хрысціянскіх пошуках на мяне моцна паўплывала кніга а. Аляксандра Меня бельгійскага выдавецтва “Свет і жізнь” (1990 г.). Гэта хрысціянскі зборнік, у якім на высокім інтэлектуальным узроўні і ў той жа час вельмі зразумелай мовай было выкладзена хрысціянскае вучэнне, погляд на прыроду чалавека і сусвет, яго месца ў ім. У постатэістычным грамадстве гэтая кніга стала для мяне адказам на многія пытанні. Яна, можна сказаць, паказала мне шлях для сучаснага хрысціяніна ў 20 стагоддзі, які павінен шукаць еднасці – з людзьмі, у Царкве і з Богам. Я і сёння не бачу роўнай ёй у плане даступнага тлумачэння хрысціянскай навукі.

Сёння часцей люблю чытаць успаміны, розную мемуарную літаратуру, прычым на розных мовах (беларуская, украінская, польская, расейская). Стараюся чытаць таксама і найбольш папулярныя новыя творы сучасных беларускіх аўтараў.

Ольга Крусь (лидер YMCA Brest, семейный клуб «Гнездо»)

– В школьные годы Короткевич: сперва “Чёрный замок Ольшанский” и “Дикая охота короля Стаха”, позже “Каласы пад сярпом тваім”. Осознание своей этничной самоидентичности, любовь к прошлому, патриотизм.

Борис Виан – любовь ко всему “ненормальному”, абстрактному.

“Мастер и Маргарита” Булгакова – любовь, гений, мистика.

О. Генри, Эрнест Хемингуэй, Сомерсэт Моэм – ключевые ценности, плюрализм, любовь к миру и путешествиям, искусству, демократичность.

Я бы добавила, что в случае ограниченных времени, сил и терпения человеку для духовного воспитания достаточно прочтения полного собрания сочинений Моэма. Уверена, что это то, что может послужить отличным багажом для последующего гуманитарного развития.

Не следует слишком доверять так называемой классике, если это не Софокл и Эврипид. Все относительно, нужно слушать себя, авторитетное мнение и читать авангардную литературы. Читать нужно много, особенно пока нет маленьких детей, потом это будет практически невозможно. Из современных авторов посоветовала бы Адама Глобуса.

Виталий Быстров (иерей г. Ивацевичи)

– Больше всего на меня повлияла Библия; Книга Книг меняет сердце, разум, душу; углубляясь в нее, встречаешь Самого Бога: вы смотрите друг на друга (“Железо железо острит, и человек изощряет взгляд друга своего”)… это глубины, самое главное для человека

В юности сильно повлияли труды Карлоса Кастанеды; магией я не увлекался, но они дали мне по-другому посмотреть на мир

Х. Яннарас “Вера Церкви”: эта книга показала мне природу Церкви и человека; до сих пор я мыслю и смотрю, как там изложено

Прот. А. Шмеман “За жизнь мира”: о самом главном для человека – мир как трапеза и приобщение к ней как Евхаристия; и что сделал Христос, как нас вернул к первоначальному смыслу бытия; для меня это эталон христианского образа жизни и интуиции

В детстве – книги про Незнайку Николая Носова; они мне задали парадигму для игр: видеть в большом нашем мире маленький мир и находить пространство для маленьких игр в большой жизни.

 
 

Оставить комментарий

avatar
  Подписаться  
Уведомление о