Дима и Саша уже больше 10 лет в отношениях (имена героев были изменены). Не так давно их любовь назвали “подделкой” и даже сказали, что “они не пройдут“. Только вот куда и когда, не уточнили. В прошлом году ребята уехали из Бреста жить в Варшаву. Главной причиной были условия, которые сложились в стране. В первую очередь – экономические. Хотя, исходя из спичей первых лиц, в недалеком будущем представителям ЛГБТ-сообщества жить в Беларуси станет непросто. Natatnik встретился с парнями и расспросил их о камин-ауте, семейной жизни и гей-парадах в Беларуси.

– Когда вы осознали свою ориентацию?

Саша: С лет шестнадцати я начал думать, что что-то не так. Я понимал, что мне нравятся парни, и думал, что один такой на свете. Пока не увидел объявления по музыкальном телеканале бегущей строкой: друг ищет друга. Я решил позвонить. Мне тогда было уже 19. А через неделю парень из Минска приехал ко мне в Брест. В итоге мы повстречались почти 7 месяцев.

Дима: Я уже и не помню, когда понял, что я гей. В школьном возрасте, когда было 11 лет и я учился в 4 классе, мне понравился мальчик. Наверное, тогда и начал понимать, что со мной что-то не так. А когда встретил Сашу, то осознал, что я не один такой. Что нас много (улыбается).

– Как вы познакомились?

Саша: Это была “Мамба”. Обычный сайт. Через неделю мы увиделись. 25 января, 2008 год. Вечер. Около 20-21 часа. Тогда ещё снежок шёл. Встретились у ЦУМа и пошли гулять по набережной. Кстати, недалеко от того места, где сейчас находится малая архитектурная форма с двумя лебедями, был наш первый поцелуй (улыбается). Романтика. Дима тогда ещё не умел целоваться. Только с помидорами, наверное, это и делал… (смеется). Это было прикольно, целоваться с неопытным парнем. В тот день мы довольно долго гуляли, рассказывали о себе, своих семьях. На тот момент про меня родители уже знали. Димины – ещё нет.

– Какие были первые впечатления друг о друге?

Саша: Впечатление о Диме после онлайн-общение было не очень. А потом – пошло-поехало (смеётся). И растянулось уже почти на 11 лет. После первой встречи начали видеться чаще. Крышу начало сносить. Дима иногда приезжал на машине, и мы катались. Романтика, все дела.

Мама сказала, что любит меня таким, какой я есть

– Расскажите, как совершили свои камин-ауты.

Саша: Всё получилось случайно. За год до встречи с Димой я ездил в Польшу, в город Щецин. Там встречался со своим парнем. У него жил полтора месяца. Мы много гуляли, ездили на море, фотографировались. После приезда я решил записать снимки на компакт-диск. Записал и забыл вынуть диск из системника. А когда включаешь компьютер, и он видит, что в дисковод вставлен диск, он его сразу начинает открывать. И вот, спустя некоторое время за компьютер села сестра. Она посмотрела все снимки на диске и позвала маму. Вернувшись домой, я увидел “вопросительные” лица мамы и сестры. В итоге состоялся душевно-плаксивый, но очень нужный разговор. Тогда я и сознался. Мама, естественно, всплакнула. Сказала, что любит меня таким, какой я есть. Но несмотря на то, что у меня всё прошло “лайтово”, я был в немного подавленном состоянии. Поэтому поехал к друзьям и рассказал им, что совершил камин-аут.

Дима: Когда я познакомился с Сашей, то дома стал находиться реже. Иногда и по ночам меня не бывало. На это мама отреагировала очень остро. Наверное, даже подумала, что я попал под дурное влияние. Если говорить о камин-ауте, то сначала я признался сестре. А потом уже постепенно всем остальным. Маме я сказал… (задумался), наверное, в тот момент, когда она начала сватать мне “девочек” и говорить, что уже пора жениться. Тогда я одновременно маме и бабушке сказал, что я гей и встречаюсь с парнем. И что это Саша. По времени это случилось примерно через год, после того, как мы начали встречаться. Представить его как своего парня я решил на свой день рождения, когда все близкие родственники собрались дома. Сестра отреагировала очень положительно. Сразу обняла Сашу.

История гей-пары Брест

Саша: От мамы Димы я выслушал столько нелицеприятных слов (улыбается). Но потом она вроде как ко мне привыкла.

Дима: Могу сказать, что такое отношение было не только к Саше. Вторые половинки моего брата и сестры тоже прошли через “жернова”. Кто не проходил, оставался за калиткой.

Саша: Естественный отбор (смеётся).

Дима: Со временем все баталии в семье утихли. И мы познакомили наших мам.

Саша: После того, как начали встречаться, жили порознь. Каждый сам у себя.

Дима: Возможно именно поэтому мы так долго в отношениях.

Саша: В марте 2011 года, когда ударил кризис, я решил уехать из страны. На тот момент в Москве у меня были друзья, которые и помогли. Главная причина моего переезда – все же политическая. После выборов у меня на работе начались проблемы. Давление за мои политические взгляды. Через месяц после приезда в Россию я предложил ко мне переехать Диме. Так как он сложный на подъём, пришлось быть настойчивее (улыбается). В Москве мы прожили до лета 2013 года. Когда устали от этого города, климата и грязи, вернулись в Брест. Когда ещё учился в университете, всегда тянуло переехать в Европу. Если знакомые спрашивали, где я, и слышали в ответ – в Москве, они очень удивлялись: “Хотел на запад, а уехал на восток”. Вернулись в Брест, каждый нашел себе работу. Я продолжил заниматься польским языком, начал преподавать его. Благодаря польским корням удалось получить карту поляка. Позже помог это сделать Диме. В октябре 2017 года было принято решение, что нам пора уезжать в Варшаву.

Дима: По приезду несколько недель пожили у общего друга, а потом уже начали снимать своё жилье. Сейчас платим 2260 злотых за двушку (чуть больше 1200 белорусских рублей – ред.).

Саша: Сейчас хотим подавать на гражданство. Все документы уже готовы, чтобы стать гражданами ЕС. Варшава очень удобно располагается: к родителям близко, да и улететь в любую точку Европы можно.

История гей-пары Брест

Дима: Кстати, не так давно летали к моей сестре в Германию. Какие-то 60-70 евро – и мы там.

Саша: Когда приезжал в Варшаву студентом, за шмотками, то казалось, что жить здесь дорого. А сейчас понимаю – с доходами поляков вовсе и недорого. Если купить проездной на три месяца, то по стоимости это будет примерно так же, как и в Минске. Правда, транспорт здесь гораздо лучше, чем в Беларуси.

Дима: Если мы с Сашей позволяем купить себе покушать в самолете, то проездной – это мелочь…

Саша: Слушай, а где ты хранишь деньги, про которые я не знаю? Дома? Оказывается, я 11 лет живу с миллионером, но про это только сейчас начинаю догадываться (улыбается). Кстати, в ближайшее время планирую открыть свой бизнес в Варшаве. Здесь это сделать гораздо проще, чем в Беларуси.

– Не так давно в Киеве прошёл гей-парад. Чуть раньше – в Варшаве. Как вы относитесь к подобному проявлению активности?

Саша: В начале лета мы участвовали в гей-параде в Варшаве. По разным подсчетам собралось 25 000 человек и больше. Было весело, ярко… И, кстати, не было никаких протестующих. По крайней мере я не видел. И это, на минуточку, в католической стране. Только бомжа видели, который кричал “пи*****ы, пи*****ы”. Но ему все махали рукой и улыбались.

Дима: В 2013 году, когда мы видели гей-парад в Варшаве, то заметили порядка 20-ти протестующих, в этом же году – вообще их не видели. И количество участников парада увеличилось. В несколько раз. Никакого быдла, бескультурья, разбитых бутылок или мусора. В отличие от массовых мероприятий в Беларуси.

Саша: Я не знаю, почему в Беларуси и в России так боятся гей-парадов. Говорят, что это “пропаганда гомосексуализма”. Я лично не понимаю этой фразы. Кого я могу пропагандировать стать геем? Это просто в голове не укладывается. Если человек такой есть – то таким и останется.

История гей-пары Брест

– Нужны ли гей-парады Беларуси?

Саша: Сложно ответить. Наш народ немного дикий, а чем дальше на восток – тем это ощущается больше.  И образ так называемого “настоящего мужчины” там совсем другой, нежели чем на западе. Есть же даже шутка в тему: “Мужчина должен быть слегка неряшлив! Или ширинка расстегнута, или рукав в говне…” А учитывая, что геи в основном следят за своим внешним видом, то может поэтому у жителей восточной Европы такое резко-негативное отношение к ним. Видимо, они думают, что когда парень следит за своим внешним видом, ухаживает за волосами и прочим, то это гомосексуальность. Понятное дело, что я так не считаю. Здесь, на Западе, мужчины любой ориентации следят за собой. И это считается нормальным. А в России и Беларуси это принимается за пропаганду. Поэтому я не вижу смысла в подобных парадах Беларуси. По меньшей мере, пока со стороны властей не прекратится ярое неприятие и язык агрессии.

Дима: Я не испытываю от парадов больших эмоций. Обычная тусовка. А если говорить о том, нужны ли Беларуси подобные мероприятия, до этого еще далеко. Не пришло нужное время. Наши люди не созрели.

Люди поверят, что геи – это главная проблема в стране

– Сталкивались с гомофобией в Беларуси?

Саша: Я вокруг себя создаю такой круг общения, который бы не проявлял агрессии против геев. Конечно, от своих знакомых, не знающих, что я гей, слышал различные негативные высказывания по отношению к геям. В таких случаях я ничего не говорю. Чаще всего гомофобные высказывания и проявления адресуются тем парням, которые ведут себя женоподобно и вызывающе: сломанная лапка, походка, виляя задницей, и всё такое. Хотя таких людей среди геев меньше всего. По крайней мере, я так вижу. Хотя гетеросексуалы думают, что геи именно такие: женоподобные. Есть много парней, которые выглядят очень мужественно и крепко сложены. Вот пусть попробуют к такому проявить гомофобность (улыбается). Гетеросексуал от гея, в этом случае, может в нос получить. Тогда это будет гетерофобия (смеётся).

Историю с ЛГБТ-флагом на посольстве Великобритании слышали? Как отнеслись к такой реакции официальных властей Беларуси?

Саша: Насколько я знаю, территория посольства или консульства относится к территории той страны, которой оно представлено. Поэтому Англия имела законное право это сделать – вывесить любой флаг. А то, что это был радужный флаг – ну и что. В Великобритании разрешены гей-браки, и они как цивилизованные люди повесили именно этот флаг. Высказывания Шуневича лишний раз подтверждают, насколько у нас дикие люди. В том числе и на руководящих должностях. Тут даже говорить не о чем. Его высказывания, которые разлетелись и стали мемами, говорят лишний раз о недалёкости человека. Мне кажется, что вся эта движуха в Беларусь перекинулась из России, так как раньше этому не придавали особого значения. Об этом не говорили. А сейчас как-то начали заботиться о народе. Странно это всё. А местами и смешно. То, что эта тема лишний раз подымается властями, может означать, что оттягивается внимание от реальных проблем. А люди ведь поверят, что геи – это главная проблема в стране. Зарплата не растет, со всем миром поругались… Кто виноват в этом? Да, геи.

– Есть стереотип, что в гей-среде редко можно встретить долгие отношения.  Что вы думаете о полигамии?

Саша: Первые 5 лет это была любовь-морковь и моногамия. Когда стали жить в мегаполисах, то начали задумываться о полигамности. Но я бы сказал, что мы друг у друга на первом месте. В равной степени. Лично я больше никого не люблю кроме Димы. Если бы у нас была полигамия, то столько бы наш союз не продлился. Секс и любовь в нашем понимании уже диверсифицировались, и секс стал механикой. Если кто-то понравился, то можно и заняться с ним сексом. При соблюдении правил безопасности, конечно. Мне кажется это разумным. Все друг другу в сексе приедаются, и хочется других ощущений. Надо быть честным перед своим партнёром и самим собой. Кричать о сексе на стороне, конечно, не стоит, но надо дать понять, что катастрофы не произойдёт. Любим-то мы друг друга. Это честно.

Дима: Соглашусь с Сашей!

История гей-пары Брест

– Мечтаете обменяться кольцами и завести ребенка?

Саша: Я – да! Заключить брак на берегу моря под трек Lady Gaga “Joanne”. А вот Дима не хочет. Он не романтик. Ну вот совсем-совсем. А я наоборот: мне нужны свечи вечером и всё такое. Мне кажется, что романтичность – это очень ценное качество в человеке. На наше десятилетие я подарил Диме кольцо. И это было на том месте, где мы впервые поцеловались.

Дима: Интересно, что ты мне подаришь на 30-летие совместной жизни.

Саша: Вот видишь, только о себе думает он (улыбается). Что касается детей то, я не хочу. Мне племянников хватило.

Дима: А я, наверное, хотел бы детей. Ещё не до конца определился в этом вопросе.

Фото с гей-парада в Варшаве предоставлены героями

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.