Жизнь в четырёх эпохах. «За польских часув» (часть 1)

0
549
8 мин

Брестский пенсионер Владимир Иосифович уникальный человек – родившись в 1930 году в Западной Беларуси, которая в то время входила в состав Польши, он пережил немецкую оккупацию, 26 лет отслужил в Советской армии, а теперь находится на заслуженном отдыхе. Natatnik побеседовал с Владимиром Иосифовичем и записал его воспоминания о событиях, свидетелем которых он стал.

 воспоминания, пенсионер, брестчанин

«За польских часув» (часть 1)

Раньше, знаете, в семь лет был самостоятельный человек. В школу начинали ходить с семи лет, и не только в школу. Уже приучались к труду. Я пас коров, это надо стадо на пастбище выгонять, и это не то, что сейчас, есть всевозможные накидки, зонтики. А тогда все под открытым небом, значит, мешок на себя накинешь и всё. Уже начиная с мая месяца рано выгоняли, часа в четыре, представляете? Так спать хотелось. И пас я их до часов девяти-десяти, потом домой пригонял, они там часа четыре стояли, подоят их и обратно на пастбище.

воспоминания, оккупация, за польских часув
Фото иллюстративное

Я помню много моментов из дошкольной жизни. Например, в нашей деревне была школа, учителя этой школы жили на квартире. У одного из учителей была сестра, так эта сестра приходила к нам за молоком. Зима, я сижу у окна, смотрю – она идет, я быстренько на печь, потому что она всегда любила меня пошкуматить, а она даже на печь залазит и меня, значит, вот так вот шкуматит (улыбается – прим. Natatnik).

Нас учили на польском. Рекомендовали разговаривать на польском, чтобы хорошо освоили язык. У нас с первого дня учитель говорил на польском языке. А моя сестра училась, она на восемь лет старше, у них по-другому было. Их учили: вот двери – это джви, ручка – это пьюро, а перо – это пьюрко. Так вот их учили. А нас с первого дня сразу на польском языке. (переходит на польский язык – прим. Natatnik)

U mnie często pytają, jakie życie było przy Polsce? Było dobrze czy kiepsko? Ja odpowiadam: pomyślcie sami, dobrze czy nie. Ja po prostu powiem, jak to było naprawdę. A było tak: mój ojciec miał pięć hektarów ziemi. Z tej ziemi musiał zapłacić podatek, i to wszystko. Rób z nią co chcesz, można sadzić jabłonie czy grusze. Nie musisz płacić za każde drzewo.

Меня часто спрашивают, какая жизнь была при Польше? Было хорошо или плохо? Я им говорю: скажите сами, хорошо или плохо. Я только расскажу, как было. Было так: мой отец имел 5 гектаров пахотной земли. С той земли он должен был заплатить налог деньгами, и всё. Что хочешь с ней, то и делай, что хочешь сади, яблони или груши. Не должен платить за каждое дерево (перевод).

воспоминания, оккупация, за польских часув, школа
Фото иллюстративное

А моя жена жила в Могилёвской области, там Польши не было. Там надо было за каждое дерево платить налог… (переходит на польский язык – прим. Natatnik)

niezależnie od tego daje plony drzewo lub nie.  Pytam ją: «ile w waszej wiosce było rowerów?» Ona wstrząsa plecy: «może jeden, może dwa». Ha, jeden-dwa! Mamy w każdym domie po roweru. Czy wiesz, co to za tym czasem był rower? To lepsze niż obecnie samohod.

независимо от того, даёт дерево плоды или нет. Спрашиваю её: «Сколько в вашей деревне было велосипедов?» Она пожимает плечами: «Может один, может два». Ха, один-два! У нас в каждом доме велосипед был. А знаете, что в то время был велосипед? Это лучше чем машина сейчас (перевод).

В Польское время были не только ружья на охоту, а разрешалось иметь пистолеты, револьверы. Вот был один в деревне, у него был револьвер. Так ему, значит, инструктаж плохо дали или что. На его огород пошли свиньи соседа и начали там рыть. Он вынимает револьвер и начинает стрелять. Доложили полиции, что стреляет и может ребёнка или человека убить. Они его вызвали и за неправильное пользование оружием отняли его. А оружие для охоты, пистолеты разрешалось иметь.

При Польше был налог, деньгами заплатил и всё. Что хочешь сей, сколько хочешь коров держи, не надо было платить за каждую корову налог, не надо было молоко сдавать, не надо было яйца сдавать. Ничего сдавать не надо было. Единственное, что поляки требовали, – шесть дней в год отработать по строительству и ремонту дорог. И всё. Сколько хочешь яблонь, груш сади. Вот и считайте, как было, хорошо или плохо.

Я это начинаю рассказывать, а кто меня слушает, говорит: «Ооо, это у Вас был наземный рай». А я говорю, что мы (переходит на польский – прим. Natatnik) …

myślał, że nam kiepsko. A dlaczego? Wloncym radio Moskwa, a tam zaśpiewajou piosenkę –

думали, что нам плохо. А почему? Включим радио Москвы, а там поют песни – «были б крылья полетал бы…» (перевод).

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

 
 
Подписаться
Уведомление о
guest
0 Комментарий
Inline Feedbacks
View all comments