Эмиль Золя в 1882 году написал роман “Дамское счастье”. В нём он предложил читателю не только историю становления Золушки – он предложил также историю превращения мелких торговых предприятий в огромный механизм по продаже товаров. Герой Золя, Муре, создает их – большие магазины, универсамы и гипермаркеты.

Муре хотел только “…одного — одержать победу над женщиной. Он хотел, чтобы она царила здесь, как у себя дома, он построил для неё этот храм, намереваясь подчинить её своей власти”.

Одним из ключей к успеху Муре стала возможность клиентов его магазина вернуть непродовольственный товар обратно.

“… и г-жа Гибаль, приглушая эгоистическую жёсткость взгляда, томно ответила:

— Да ничего… Наоборот, я пришла вернуть покупку. Да, я недовольна портьерами, которые недавно приобрела”.

Вот так просто – передумала, вернула. И это было возможно в 1882 году, 135 лет назад.

Мы живем в 21 веке и то, что творится в наших умах, не поддаётся никакому логическому объяснению.

К моим родителям в гости на новогодние праздники должны были приехать 7 гостей. Готовиться стали заранее: составили меню, список продуктов, подарков, развлечений. И если с меню и развлечениями всё понятно, то с подарками потяжелее. За ними я отправилась снежным днём (кажется, единственным снежным декабрьским днём) в новый скандинавский магазин Бреста.

Утром в будний день людей в магазине было немного. Я легко приобрела необходимые приятности, отчиталась родителям о выполнении своей миссии, услышала похвалу и без зазрения совести выбросила чек в урну.

Но через два дня мы узнали, что гости-таки не едут. Зима… Дети родственников заболели, поездку пришлось отложить. Первая мысль – сожаление – родных мы не видели года три. Вторая – надежда, что поправка наступит быстро, и мы ещё успеем наобниматься всласть. Но дни шли, дети не выздоравливали, поездку в Брест родные отложили в долгий ящик. И всё бы ничего, но подарки в углу уже стали покрываться пылью.

Я долго ломала голову над тем, что с ними делать. Примеряла их и так, и эдак. Рисовала в голове круг друзей и детей, которым пригодились бы купленные мной сувениры и тёплые вещи. И вроде бы “пристроила” яркие пакеты с презентами, да супругу пришла прекрасная идея – вернуть товар в магазин.

А чека-то нет! С вопросом о возможности вернуть товар без чека, я позвонила в магазин. Кто принял вызов, не знаю. Но в ответ на свой вопрос, я услышала насмешливое: “Вы что, во всех магазинах так поступаете? Сразу покупаете, а потом возвращаете?”

От неожиданности я опешила. Только и смогла, что промямлить невнятно: “Но мы же имеем право на возврат”.

Ответ был ещё более резким:

“Будете писать заявление! И чтобы все этикетки были на месте!” Конец провода замолчал.

В памяти всплывают строки Саши Филипенко из его книги “Замыслы”:

“Я понимаю: придется ждать. Государство вахтёров. Империя внутренней борьбы. Он пустит меня только тогда, когда в полной мере ощутит своё могущество. Свою власть здесь, в этой дыре”. 

Вот уж и правда, начальник не тот, кто у власти, а тот, кто у дверей. Где-то вахтёры, где-то администраторы.

Вечером в магазине творилась настоящая сутолока. До скандинавского стиля и приветливости, которым озарено лицо рыжебородого мена с магазинных рекламных афиш, продавцам было не место и не время. Мы в Беларуси, где сегодняшние кассиры и администраторы, если не люди старой советской закалки, то их дети. И здесь в очередях и магазинах свои условия и устои. Чтобы не толпиться в очереди, мы подошли к первому продавцу в торговом зале. Выказали свою просьбу. У увидели, как в сотую долю секунды брови продавца стали домиками. “Это ещё что значит? Что там у вас?” Мы ответили. “А причина, по какой вы возвращаете?”

Как раз при входе в магазин я дёргала за рукав супруга: “Они же зададут нам такой вопрос, ответить что?” На что подготовленный супруг отрапортовал: “А ничего! Они не имеют право нас об этом спрашивать”.

Продавец закипела и, хлопнув руками по бёдрам, звонко отчеканила: “Учтите, делать возврат я буду по сегодняшней цене!”. А потом скрылась из глаз. Вот такое искусство ведения переговоров на нашем постсоветском пространстве.

“В Ташкенте я поблагодарил женщину, отвесившую мне хлеб. Она повернулась к подруге и рассмеялась: “Слышишь? Он стоит в очереди, платит деньги и ещё говорит спасибо!”

Менахем Бегин. “В белые ночи”

Ждали мы недолго. Спустя минуты три к нам подошла вежливая девушка и поинтересовавшись ещё раз, с каким вопросом мы пришли, принялась оформлять возврат.

К сожалению, часто приходится доказывать, что ты не верблюд. Биться о труднопроходимые стены, выстраиваемые вахтёрами и администраторами, цитировать строки из законодательства, цитировать которые, по логике, не мешало бы оппонентам. А главное – приходится портить настроение, потому что брови домиком и чеканная интонация, будто ты нашкодивший ребёнок. И пока ещё при решении многих вопросов главными чертами характера должно быть умение “делать морду кирпичом” и становиться в позу. Но хочется верить, что когда-нибудь всё изменится.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

  • Наталия Гарайкина

    Таня, спасибо за текст! Меня он зацепил. Постоянно сталкиваюсь и иногда борюсь с “совком” в магазинах наших. Часто с таким сталкиваюсь в ЦУМе и Детском мире, уже добавился Маркформель на Советской. Фу.

    • Taćciana Maroz

      Ещё сюда можно отнести магазин чая на Гоголя (забыла название). Антиколлекция, так сказать 🙂 Зато на Белнефтехим всегда просто образцовое обслуживание. Тайный покупатель, о котором я сто лет назад писала, здорово их всех выдрессировал. Лишением премий 🙁