Уфолог Виктор Гайдучик рассказал Natatnik, верит ли он в пришельцев, оставляли ли инопланетяне круги на полях в Беларуси и почему, помимо НЛО, уфологи могут изучать полтергейстов и вампиров.

Уфолог Виктор Гайдучик

Приходилось разоблачать Венеру и китайские фонарики

– Есть стереотип, что уфологи – это люди, которые одержимы поиском инопланетян. Чем вы занимаетесь на самом деле?

– НЛО означает именно то, что означает – некий объект в небе, который не опознан. Об инопланетянах тут речи не идёт, но их натянули на этот термин. Учёные долго пытались откреститься от этого, придумывали новые термины – “неопознанные аномальные явления”, “атмосферные аномальные явления”, но почему-то получалось, что и под ними рано или поздно начинали фигурировать пришельцы. Из-за этого уфологию до сих пор считают псевдонаукой.

Я с этой точки зрения неправильный уфолог. Наша компания, которая объединилась вокруг проекта “УфоКом”, придерживается научного подхода к изучению аномальных явлений. Инопланетная гипотеза может рассматриваться как одна из возможных применительно к отдельным случаям, но она не будет принята наукой, пока не доказана. Технически доказать, что пришельцы нас посещают, очень сложно, несмотря на миллионы сообщений об НЛО. В этом случае количество не переходит в качество.

Я считаю, что уфология должна сводиться к объяснению конкретных случаев наблюдения НЛО, исходя из багажа современных научных знаний. Многие вещи объясняются на раз-два, достаточно школьных курсов астрономии и физики или просто погуглить, чтобы распознать какое-нибудь атмосферное явление. Мне часто приходилось разоблачать Венеру. Это один из самых ярких объектов на небосводе, иногда он вводит людей в заблуждение. Бывает так, что небо затянуто дымкой и звёзд не видно. Света Венеры хватает, чтобы пробиться сквозь эту дымку. И кажется, что на пасмурном небе висит НЛО, – раз есть туча, значит, это не звезда и не планета. Но достаточно заглянуть в архивы сводок погоды, узнать, какая облачность была над городом, в астрономических программах посмотреть, что конкретно в это время находилось на этом месте.

Разоблачали и китайские фонарики. Я даже провёл статистическое исследование, которое показало, что комплекс наблюдений точечных красных, жёлтых и оранжевых объектов прекрасно коррелирует с китайскими фонариками. Пик наблюдений приходится на лето, выходные дни, тёмное время суток.

– Чем ещё занимаются уфологи? Я видела на вашем сайте, например, раздел о полтергейстах.

– Мы занимаемся разными вещами. Многие ошибочно полагают, что уфологи занимаются всем подряд, но на самом деле это люди занимаются не только уфологией. Уфология должна заниматься только НЛО. Остальные вещи – это другие направления.

Полтергейст относится к парапсихологии, это тоже псевдонаука, местами даже лженаука – в зависимости от того, кто ей занимается. Мы пытаемся собирать информацию. Глупо отрицать, как некоторые учёные, что полтергейста не существует. Есть сообщения людей, утверждающих, что столкнулись с полтергейстом, – это непреложный факт. Подобной информации полно в исторических, этнографических и фольклорных источниках. Феномен, который мы сейчас называем полтергейстом, сопровождал человечество на протяжении даже не одного тысячетелетия, приписывался различным мифологическим персонажам. Почему это не достойно изучения? Хотя бы как социальный, культурный, психологический феномен. Мой девиз такой: нет ненаучных тем, ненаучным может быть только подход к ним. Фольклористика, например, изучает сказки, легенды, былички. Почему бы в этом ключе не заниматься аномальными явлениями?

У нашего проекта “УфоКом” наметился уклон в сторону фольклорного подхода. Если мы что-то не можем объяснить, то записываем истории как фольклорные тексты – былички, предания – и публикуем их, в том числе и в научных журналах. Каждый год мы проводим в Минске конференцию, в которой участвуют краеведы, этнографы, археологи. Я вам сборник принёс (“Таинственная Беларусь III: материалы конференции” – прим авт.), это научно-популярное издание. Есть там и раздел с записанными нами фольклорными текстами.

“Таинственная Беларусь III: материалы конференции”

В нашем проекте участвуют разные люди – биологи, физики, программисты, медики. Я по образованию историк, сейчас работаю дизайнером. Все находят применение своим профессиональным знаниям и интересам. Мы приглашаем сотрудничать всех, кто придерживается научного подхода. Проблема многих уфологических групп как раз и состояла в их идейной неоднородности: там были перемешаны учёные и оккультисты.

Чем закончились поиски метеорита

– Расскажите о своих экспедициях в аномальные зоны.

– Экспедиции в основном связаны с поисковой деятельностью. Интересы бывают разные. Одно время у нас была популярна метеоритная тема. В Беларуси нашли всего пять метеоритов, мы хотели обнаружить шестой. Не с целью продажи. В “Космопоиске” есть правило – все найденные объекты метеоритного происхождения безвозмездно передаются в музеи. В нашем случае – в Институт геохимии и геофизики Национальной академии наук Беларуси, где находилась комиссия по метеоритам и соответствующий музей. Нам приходилось проверять свежие и старые слухи о падениях метеоритов. А когда люди приносили нам интересные камешки, мы показывали их специалистам из комиссии, но ещё ни один метеорит в наши руки не попадал.

– В экспедициях что-то удалось найти?

– Метеориты нет. В Столбцовском районе в районе деревни Хотова есть засыпанная астроблема диаметром 100 метров. По данным геофизиков, туда в конце 19 века что-то рухнуло. Даже предания среди старожилов сохранились. Мы там копали, в том числе и с помощью МЧС. За три экспедиции на том месте, которое показали геофизики по данным георадарной съёмки, прокопали метров пять в глубину. К сожалению, георадар ошибся, ничего обнаружить не удалось.

Находили круги на полях, это тоже известная тема аномальная. В Беларуси документально зафиксировано два случая. Первый – в поселке Россоны Витебской области в 2000 году. Тогда “УфоКома” ещё не было, мы судим о ситуации по газетным публикациям, фотографиям. Мы нашли людей, которые заявили своё авторство на эти круги. У нас есть даже фотографии, как они их делали ночью.

Второй случай был в 2009 году на окраине Борисова. Мы туда поехали по горячим следам, как только в новостях показали. Нашли круг. Его уже успели сильно вытоптать местные школьники. Но мы круг измерили, зарисовали, взяли пробы грунта, ничего аномального в них не нашли. Потом в соцсетях всплыли люди, которые хвастались, что это они сделали, и даже сфотографировались на фоне круга с крыши многоэтажки.

Круги на полях

Как коллеги “поймали” привидение на кладбище

– Было что-нибудь, чему не удалось найти объяснение?

– Были забавные случаи, а чтобы явно необъяснимые… При желании всему можно найти объяснение. Например, мои коллеги поймали в Могилевской области привидение на кладбище. Там тени всякие мерещились, людей пугали. Они приехали, поставили палатку, потом переставили её в другое место поудобнее, а на прежнее неожиданно рухнуло вроде бы целое и здоровое дерево. Они сидели, ждали, и вдруг посреди ночи с одной стороны поляны из леса послышались шаги. Кто-то шёл, шурша листвой, ломая ветки. Все приготовились, а шаги достигли края поляны и пропали. Потом внезапно начались с другой стороны поляны: кто-то невидимый прошёл. Конечно, можно было бы перетрухать. Но мои товарищи, схватив фонарики и колья, побежали вслед. Нашли ёжика.

Аномальных зон, как в фильмах Андрея Тарковского, нет

– Какие инструменты есть у уфологов?

– Главное – это диктофон, фотоаппарат и голова на плечах. Ещё компас, GPS-навигатор, дозиметр, чтобы проверить, чисто ли место, где собираешься поставить палатку. Я отношу стремление к сбору большой приборной базы к стереотипам, которые сложились ещё у советских уфологов. Наличие тех или иных приборов должно диктоваться конкретной необходимостью для проведения конкретных исследований.

Поначалу мы думали, что нужно больше приборов. У меня дома до сих пор пылятся датчики низкочастотного и высокочастотного излучений, электростатики, инфракрасного излучения. Я несколько лет таскал в рюкзаке лишние десять килограмм, а потом понял, что они ничего не дают. Если будет что-то реальное, что можно потрогать и пощупать, то мы сможем либо сами докупить необходимое оборудование, либо пригласить людей, у которых всё есть. Например, если мы узнаём об интересном случае полтергейста или привидении (бывали в минских гостиницах со своими призраками) – мы приглашаем московскую группу НОЗП, с которой уже долгое время сотрудничаем. У них хорошая приборная база.

Был случай, когда в одном из российских музеев обычная матерчатая кепка излучала СВЧ-излучение. Мои товарищи это зафиксировали и до сих пор ходят в недоумении.

– Вы периодически пишете в соцсети про аномальные зоны. Что под этим подразумевается, они реально аномальные?

– Аномальных зон, как в фильмах Андрея Тарковского, где Чернобыль, мутанты, чудеса и леший бродит, нет. Можно под аномальной зоной понимать место, где находят аномалию, это научный термин. Аномалия – отклонение от нормы. Аномальной зоной можно считать любой город по сравнению с природой. Или заводы на территории города.

Уфолог Виктор Гайдучик

С точки зрения уфологии я могу назвать аномальной ту зону, где по статистике количество наблюдений или случаев больше, чем в среднем по стране. Есть такие места, но с чем это связано – с тем, что люди оттуда больше присылают сообщений, или с тем, что исследователи там больше работали, или ещё с какими причинами – сложно сказать. Необычные вещи случаются везде, где есть люди. Я думаю, если поднять эту тему в большой компании, то каждый второй-третий что-нибудь интересное расскажет. Мы в последние годы проводим экспедиции по определённым темам, не совсем аномальным, и попутно опрашиваем людей: не летают ли шары, не проказничают ли домовые.

В Беларуси “вупыру” могли отрубить голову

– Опредёленные темы – это какие?

– Когда мы увлеклись аномальными явлениями, хотели заниматься всем подряд. Но, если хочешь добиться определённого результата, необходимо выбрать магистральную тему и упорно над ней работать. Таким результатом могут быть научные публикации, книги. Мой товарищ из Минска, Илья Бутов, проверял одну из гипотез, связанную с одним типом культовых валунов – “камнями с лунками”. Существует предположение, что эти искусственно выбитые на камнях чашечноподобные углубления могли изображать созвездия звёздного неба. Гипотезу обосновать не удалось, но результатом проведённой работы стала книга “Звёздные камни”, которая внесла существенный вклад в изучение культовых валунов на территории Беларуси.

В 2017 году Илья издал вторую книгу – “Ареал чудес: волны обновлений икон в XIX – первой половине XX века”, которая касается темы религиозных чудес. Собрал статистику, публикации, архивные данные, всё нанес на карту и хронологически выделил “волны” обновлений, которые периодически прокатывались по территории Российской империи и затем Советского союза.

Мой конёк – это вампиры, вернее, народные верования, связанные с ними. Согласен, звучит необычно, по-голливудски. В Беларуси покойников, которые после смерти проявляли опасную активность, не называли вампирами, у нас были “вупыры”, мёртвые колдуны или просто покойники, которые после смерти “ходили”. Это персонажи одного класса. Я изучаю фольклорные, этнографические, исторические, археологические источники, связанные с этой темой. На Западе археологи периодически находят необычные захоронения, которые можно интерпретировать в ключе ритуального обезвреживания покойников. Если считали, что покойник вредит живым, в крайних случаях его откапывали. Далее были варианты действий: отрубить голову, забить осиновый кол, перевернуть лицом вниз или всё вместе взятое. Или “лайт-вариант”, когда кол забивали не в труп, а в могилу, или посыпали её зёрнами мака. Использовали эти меры и заблаговременно – при похоронах, если покойник вызывал подозрения, могли сразу его перевернуть, прибить гвоздём к гробу, насыпать в рот мака и тому подобное.

В Национальном историческом архиве Беларуси в Минске хранится дело о Ларке “Кровососе”. В 1845 году на Витебщине в одной из крестьянских хат началось то, что сейчас назвали бы полтергейстом. Подозрение пало на недавно умершего крестьянина Ларку, труп которого откопали и обезглавили. Мы сначала наткнулись на публикацию в прессе того времени, а потом обнаружили, что сохранились протоколы следственного дела, оно до сих пор в архиве.

Вупыр
Pixaby (c)

– С людьми, которые в наше время верят в вампиров, вам не приходилось общаться?

– Скорее нет… Когда опрашиваешь людей, в лучшем случае слышишь: “вот раньше верили, что…” Но истории о встречах с привидениями или покойниками до сих пор актуальны. Иногда их рассказывают сами очевидцы.

Что же касается вампиров, сейчас на воззрения народа огромное влияние оказала массовая культура. Бывает сложно определить, что относится к давним реальным верованиям, а что было из телевизора почерпнуто. Примечательна ситуация с полевыми материалами фольклорной лаборатории при Гомельском госуниверситете, которые были изданы несколькими сборниками. В разделе про вампиров там что ни рассказ, то “вампир”. Но слово “вампир” не было известно в Беларуси, а в наше время про них начали записывать былички. Почти каждый рассказ начинается со слов “вампир – это”. Получается, студенты, которые приезжали на фольклорную практику, не просили рассказать что-нибудь интересное о местных поверьях на тему покойников, а спрашивали, кто такой вампир, и получали ответ. Там есть интересные записи, но их нужно ещё вычленить из общей массы.

Что делать, если вы встретили пришельца

– Вы верите в инопланетян?

– При научном подходе слово “вера” недопустимо. Мы можем предполагать некоторые вещи, но их нужно доказывать. Если мы говорим, что инопланетяне существуют, нужно подтвердить это на практике. Пока никто не доказал, что инопланетяне к нам прилетают. Сейчас подавляющая часть научного сообщества, по крайней мере, среди астрономов, уверена, что мы во Вселенной не одиноки. Обратное было бы слишком маловероятно в свете современных научных открытий. На полном серьёзе ведутся поиски жизни вне Земли. Но присутствие инопланетян на нашей планете – это уже скользкий вопрос.

Американскому популяризатору науки, астрофизику Нилу Деграссу Тайсону на одном из его выступлений задали вопрос по поводу НЛО. Он прекрасно выступил, озвучив рациональную позицию. Ключевое слово в НЛО – “неопознанный”, на этом нужно остановиться. Но люди идут дальше и предполагают, что раз они увидели НЛО и не знают, что это такое, то это были инопланетяне. Нил Тайсон пошутил на тему похищений: если вас похитили и вы находитесь на операционном столе, а над вами проводят опыты, то нужно сделать так: “О, смотрите!” и показать пальцем в сторону. И когда пришельцы отвернутся, надо “стырить” у них какую-нибудь инопланетную штуку. Когда вы придёте с ней в лабораторию, тогда будет о чём поговорить.

– Если бы вы встретили инопланетянина, как бы вы реагировали?

– Зависит от ситуации. Один неординарный российский уфолог Владимир Ажажа, которого сложно “обвинить” в причастности к научному мировоззрению, в своих “мемуарах”, книге “Иная жизнь”, рассказал, как однажды у себя дома увидел инопланетянина – типичного с серой кожей и большими глазами – и грудью вытолкал его к окну, тот обиделся и растворился в воздухе.

Реакция здесь может быть совсем непредсказуемой. Если со мной случится что-то подобное, то я, наверное, сначала ущипну себя, а потом начну искать доказательства, что это происходит в реальности, а не у меня в голове. А там попытаюсь поговорить, если получится.

Фото: Вадим Стрельцов

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

 
 

Оставить комментарий

avatar
  Подписаться  
Уведомление о