«Я должен изучать политику и войну, чтобы мои сыновья могли изучать математику и философию. Мои сыновья должны изучать математику и философию, географию, естественную историю, кораблестроение, навигацию, торговлю и сельское хозяйство с тем, чтобы дать своим детям право изучать живопись, поэзию, музыку, архитектуру, скульптуру, гобелены и фарфор»

Джон Адамс, первый вице-президент США

В Беларуси немало людей, которые стремятся к свободе, борются за неё и агитируют других присоединиться к их борьбе. Всё бы ничего, но есть нюанс. И он, как это часто бывает, всё меняет. Эти люди без конца ставят в пример западный путь и, разумеется, правы. Но всё же я хочу спросить: разве западный путь не основан на уважении к частной собственности?

Главная проблема беларусов

Беларусы очень любят решать, какая из их проблем самая главная. Автор, конечно, не исключение в данном вопросе. Автор считает, что некоторым странам повезло с географией, соседями, природными ресурсами меньше, чем беларусам, но не это главные проблемы. Он считает, что главная проблема беларусов – это утрата элиты предками беларусов и отсутствие элиты сейчас. Из этого вытекают полонизация, русификация и прочие нехорошие «-ции». Из этого вытекает наше желание найти мессию. Из этого вытекают выборы президентов, кандидаты в которые берутся из ниоткуда: что в 1994, что в последующие годы.

Терминатор

Процесс формирования элиты очень долгий. И основой этого процесса является уважение общества и государства к частной собственности. Аристократия всегда возникает там, где есть крупная собственность. И аристократия далеко не всегда нравится остальным жителям страны. По крайней мере, в момент своего возникновения. Но если у страны нет нескольких центров силы, то откуда взяться стабильному развитию, откуда взяться противовесам во власти, откуда взяться долгосрочному планированию? И речь идёт именно о центрах силы, а не мнений: записи в блогах и соцсетях не создают производства, не налаживают связи с другими странами, не способны остановить аннексию. А вот центры силы создают и стабильность, и конкурентную среду, и защищают от внешних попыток прервать развитие. Более того, центры силы с течением времени создают условия для развития науки и искусства. Таков уж закон элиты. Чудесным образом его сформулировал Джон Адамс словами, вынесенными в эпиграф этой заметки.

Капиталы

Капиталы остаются в государстве, если есть уверенность в завтрашнем дне. Почти любой человек, в руки которого попадают капиталы, хочет удержать их и передать наследникам. Если же есть подозрение, что капиталы могут в любой момент отнять, то эти капиталы с максимально возможной скоростью выводятся в безопасное место. «Безопасному месту», само собой, это выгодно. А вот государству, из которого вывели, не очень. И если сегодня тебе указывают, на каком языке писать этикетку на твоём же товаре, откуда взяться уверенности, что у тебя завтра не отнимут производство?

У беларусов нет ни элиты, ни контрэлиты. Есть власть и формирующаяся элита. Но кто из нас готов прямо сейчас с уверенностью сказать, что все эти люди воспринимают Беларусь как место, где можно хранить сбережения, где можно строить дома, где будут жить их дети? Мы наслышаны о том, что дети чиновников и бизнесменов уезжают жить за границу. Беларусь не рассматривается и этими детьми, и их родителями как дом. Уезжают «мозги», уезжают деньги, уезжают связи. И каждый раз Беларусь будто строится заново: каждая новая власть расправляется с предыдущей, идёт передел сфер влияния и зон ответственности, а неизменным остаётся только отъезд детей богатых и власть имущих людей из Беларуси. О каком будущем мы можем говорить, если будущее планируется не с Беларусью, а с Польшей, Чехией, Россией? Куда сейчас модно эмигрировать, не подскажете?

Нам всем надоело слово «стабильность». Но стабильность – это не одни и те же люди в телевизоре. Стабильность – это уверенность в том, что завтра тебя не будут «раскулачивать». Стабильность – это уверенность в том, что твои дети смогут пользоваться тем, что ты сам честно заработал. И пока слово «стабильность» — пустое слово, элиты не будет. А значит, мы будем продолжать бегать по кругу и думать, что же будет с Родиной и с нами.

Конфликт с компанией «Савушкин продукт»

В январе этого года активистом Игорем Случаком была выдвинута идея делать этикетки на своих товарах на двух языках Республики Беларусь, а не только на русском. Опуская некоторые нюансы, перейдём к сути: «Савушкин продукт» заявил, что делать это затратно и не факт, что нужно кому-то кроме активистов. В ответ Александр Лапко собрал на «Талаке» деньги на новые этикетки. Деньги не взяли, а этикетки сделали новые, но всё равно без беларуского языка. Более того, произошли изменения в законодательстве, которые усилили позиции русского языка. Часть общественности винит в этих изменениях «Савушкин продукт».

Савушкин продукт

Это вызвало недовольство упомянутых активистов и сочувствующих им. Широкие (широкие ли?) народные массы стали ставить низкие оценки «Савушкину» в интернете и писать негативные отзывы. И молоко от «Савушкина», говорят, перестали покупать.

Точка зрения на конфликт не от активиста

Продукция от компании «Савушкин продукт» во многом идёт на экспорт. Ему беларуский язык не нужен. Это лишние траты и, возможно, лишние вопросы. Он экономически ему не нужен. А вот «Савушкин продукт» и его управленцы Беларуси очень нужны. Как и совладелец компании «Савушкин продукт» (Александр Мошенский).

Проблема недовольных ситуацией активистов в том, что они реализуют краткосрочные задачи и считают, что любая шумиха в их пользу — это победа. Только вот эта победа в долгосрочной перспективе вредна. В краткосрочной перспективе этим людям «Савушкин продукт» мешает. И своей нынешней позицией, и отношениями владельца с властью. В среднесрочной перспективе им нужен и «Савушкин продукт», и его владелец (как минимум, его нейтралитет). В долгосрочной перспективе недовольным активистам и сочувствующим нужен Мошенский как опытный управленец, владелец капиталов разных видов (в том числе и связей). А если рассматривать Республику Беларусь не в качестве проекта на несколько десятилетий, а чуть дольше, то такие люди, как Мошенский, ей жизненно необходимы.

Поэтому эта «война», если вдуматься, ничего, кроме озлобления влиятельного и нужного человека, не приносит, потому что Мошенский теперь на беларуский язык будет реагировать точно хуже, чем раньше. Даже если вдруг сделает что-то «на публику» и поступит так, как хотят недовольные.

В чём разница между недовольными и их идейными оппонентами?

Понимаю, но не разделяю нелюбовь к «Савушкину»: это бизнес, его не нужно поучать. По сути, это тот же «идеологически верный» подход, что и у властей, но вид сбоку. Не бывает свободы для своих и несвободы для чужих. Впрочем, бывает, конечно, но тогда не нужно делать вид, что вы за свободу мнений. Вы ничем не отличаетесь от тех, кого считаете своими идейными противниками. Разве что только языком общения. Не более.

Более того. Если учитывать торговое сальдо и долги Республики Беларусь, то можно понять, почему «Савушкин продукт» нужен уже сейчас. Поэтому радость отдельных СМИ и отдельных активистов по поводу проблем компании «Савушкин продукт» с экспортом в Россию удивляет. Государство в долгах, долги отдавать потом будем все вместе, «Савушкин» хоть как-то спасает ситуацию с торговым сальдо и с положением дел в экономике. Но кого это волнует, если «Савушкин» не хочет печатать этикетки на беларуском языке? Главное, чтобы у этой компании были проблемы. Чем хуже, тем лучше? Поразительно большевистский подход у противников «Савушкин продукт».

Резюме

Прямо сейчас «Савушкин» вытягивает ситуацию в экономике и качеством продукции помогает имиджу страны за рубежом. Ситуация сейчас критическая,и наша страна стоит на пороге падения в никчемность. Мы живём в долг, и света в конце этого тоннеля не видно. Более того, не видно и новых лиц, которые смогли бы вывести Беларусь к этому свету. Новых лиц с опытом, знаниями, связями и капиталами, а не с «классными идеями». И новых лиц не будет до тех пор, пока мы не перестанем всё время делить беларусов на правильных и неправильных. Прямо сейчас самым страшным из того, что может произойти для беларуского языка, может стать окончательная потеря экономической, а потом и политической независимости. И если это произойдёт, то о возрождении беларуского языка можно будет забыть.

Едва ли недовольные ситуацией с компанией «Савушкин продукт» хотят этого. Но тогда почему они не могут задуматься о том, к чему приведут их действия помимо получения сиюминутных выгод? Видимо, нетерпеливость – это вторая главная проблема беларусов.

 

*мнение автора может не совпадать с позицией редакции

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.