Белоозёрск. Как живет город, у которого нет кинотеатра и аттракционов, но есть тёплый канал с креветками

0
2472
10 мин
БЕЛООЗЕРСК
Разгорелась масштабная стройка: Одесса прислала монтажников, Харьков — мощные турбины, Подольск — котлы, весь Советский Союз — комсомольцев. Те строили ГРЭС, а заодно жилье для себя и работников станции. Для них вырос целый поселок, который в 1960 году назвали Белоозерск.

Сейчас Белоозерск — это 11 тысяч жителей, 3 школы,
1 колледж и 5 детсадов. Зацепиться глазу особо не за что: город выглядит как памятник советской эпохе с остывающей инфраструктурой.

Две главные улицы (Ленина и проспект Мира) одолеете за час и можете не встретить ни одного человека: это нормально.

Узнали, как живет город, где нет кинотеатра и аттракционов, но есть крутая кофейня и тёплый канал с креветками, и почему Белоозерск похож на Эрмитаж и идеален для пенсионеров.
Белоозерск — город без древней истории. В 50-х годах руководство СССР задумало построить электростанцию, место под нее выбирала спецкомиссия и та “ткнула” на площадку рядом с озером “Белое”
После минского иняза вернулся в Белоозерск и открыл “Культуру” — первую кофейню в городе. Мог уехать с родителями в США, но остался в родном “белазе” (да-да, так называют Белоозерск тоже) — развивать место
— Мы случайно узнали, что в гостинице “Энергия” сдают помещение бывшего кафе. Пришли к “мэру”, поговорили, подумали и решили открыть кофейню.

Это была авантюра. Никто из нас раньше не работал в общепите, а я с женой не люблю кофе. Наш друг из Кобрина, владелец кафе “Калі ласка” сказал: “Ребята, если вы хотите потерять все деньги, что вложите в бизнес — открывайтесь”. Денег не было — заняли и решили открываться.
“Культура” на старте обошлась Илье около $30 тысяч. За первый год работы кофейня себя не окупила, но парень не унывает: планирует открывать кухню и дополнительный зал “под активности” (настолки, проектор и т.д.). “Кормит” Илью и семью другой бизнес: за полгода до “Культуры” наш герой запустил печатный центр.

Кофейню ребята открыли в декабре 2020 года.
Илья Шиманский, 27 лет, предприниматель
“Культура“ — авантюра, которая пока не окупилась
Мне обидно, когда друзья уезжают за лучшей жизнью в Америку, Польшу. Вот человек рос, хотел проявить себя, быть полезным, не получилось и все, он вынужден уезжать. Половина моих друзей уже не в Беларуси и это печально.
— Что мешает городу стать таким прямо сейчас?

— У нас сейчас идет смена поколений. У моего поколения нет границ, но люди, которые занимают руководящие посты выросли в советское время. Их мышление не совпадает с нашим. И когда к ним приходят молодые ребята с горящими глазами, те просто их не понимают.
Что посмотреть рядом:
Почти 3 года назад родители Ильи переехали в США. Предлагали и ему, но парень решил остаться в родном городе.
— Cейчас о Белоозерске говорят, что он умирает, люди уезжают. Все ставят крест на городе. Я реалист, я это тоже вижу. Но я живу мечтой, что однажды будет как в 70-80-х годах, когда Белоозерск набирал обороты. Верю, что будет второе дыхание у города.
В логотипе нашего кафе есть зеленая веточка, которая символизирует что-то новое. Мы хотим быть частью движения, когда новое поколение не стремится уезжать в большие города, а развивать то место, где они родились и их воспитали. Я мечтаю увидеть Белоозерск таким же крутым, как маленькие города во Франции и Италии.
“Все ставят крест на городе, а я верю, что будет второе дыхание”
— Сейчас город находится в перманентном ремонте. Ничего кардинального не происходит и потихоньку он превращается в болото. Летняя прогулка вечером — наглядный пример: идешь по городу, а город пустой.

В Белоозерске, как в Эрмитаже: чистенько, да бедненько. Это идеальный город для пенсионеров. Здесь есть все для их комфортной жизни. Для молодежи нет ничего, даже боулинга. Есть пару кафе, но тоже: в одном много пьют и мало едят, в другом — наоборот.
— Каким видишь Белоозерск через 5 лет?

— Не изменившимся.

— А если поменяется руководство?

— Тут уже может что-то получится. В зависимости от того, кто придет. Если оставить все как есть, то город останется таким же чистым и ухоженным, но бесперспективным.




Вид на город, 70-е годы
Рыбу, которая выживает при температуре 24-28 градусов, обнаружили в одном из каналов рядом с Белым озером. Дело в том, что озеро — технический водоем Березовской ГРЭС, который питается теплыми водами станции. Каналы вокруг него не замерзают зимой, а рыбхоз разводит здесь морские креветки круглый год. Ну а пиранью местные жители попробовали на вкус. Сказали, понравилось.
— В Белоозерск я вернулся, потому что не нашлось нормального варианта для распределения. Здесь же в гимназии, где я учился, на пенсию уходила учитель истории, вот и вырисовалось для меня место, — говорит Максим.

После школы Максим уехал в Москву, там продавал рекламу в интернете. Дальше — Бишкек и работа директором культурного центра: организовывал концерты, мероприятия. В Белоозерск вернулся этой осенью.
— Для меня перевалочный пункт между Востоком и Западом. Я такой человек, которому постоянно нужно что-то новое. Решил до 35 попробовать как можно больше профессий. Следующая остановка — Польша. Хочу продолжить образование по смежной специальности: международная безопасность.
Максим Кохан, 28 лет, философ
“Остаться в Беларуси — сделка с совестью”
Учился на философа, поработал учителем истории в Белоозерске, “продажником” в Москве и директором культцентра в Бишкеке. Решил “искать себя”, пока не исполнится 35 и подумывает о карьере в международной безопасности.


В 2004 году в Белоозерске поймали пиранью.
— Почему не хочешь остаться в Беларуси?

— Не вижу перспектив. Если они и есть, то чаще всего это договор с совестью. Я на такие жертвы не готов пойти.
Белоозерск — чистый, ухоженный, бесперспективный
Из детства вспоминает локацию “Пески” — песчаная площадка напротив дома, где играли в футбол. Сейчас поле заросло.

Развлечений у ребят было немного. Кино показывали в ДК и это было событием: ходили целыми дворами. Максим говорит, что до 2000-го года Белоозёрск рос, а сейчас остановился.
Отношения с Белоозерском у парня закончились в 16 лет: поступил в лицей БГУ.
Працавала піяршчыкам ў лагеры “Зубрёнок”, не знайшла працу па спецыяльнасці з-за беларускай мовы і зараз працуе бібліятэкарам у Белаазёрску.
Настасся Цэрковіч,
25 гадоў, піяршчык
Працавала піяршчыкам, а зараз бібліятэкарам
— У “Зубрёнок” я паехала мэтанакіравана: гэта была дзіцячая мара. Але скажу, года працы мне б хапіла. Нягледзячы на тое, што там круглы год кіпіць жыццё, у лесе жыць 24/7 цяжкавата.

Пасля размеркавання дзяўчына пачала шукаць працу па спецыяльнасці і сутыкнулася з тым, што з беларускай мовай спецыяліста не вельмі жадаюць ўладкоўваць. Напрыклад, кампанія “АЛМІ” адмовіла Настассі ў працы і гэты выпадак папаў у СМІ.
— Я думаю вы заўважылі, што па гораду ходзіць не шмат людзей. Так было заўсёды, — кажа Настасся, калі пачынаем размаўляць пра горад.

— Людзей, якія прыязджалі ў “Белаз” гэта дзівіла. Тут адно: ці ты співаешся, ці шукаеш сабе занятак. І ў гэтым плане я лічу Белаазёрск вельмі файным горадам.
— Што ў горадзе з працай?

— Ведаю, што шмат людзей сядзяць без працы. Раней жанчыны на “Белкельме” працавалі, мужчыны працуюць на станцыі, але туды цяжка ўладкавацца. На энергамеханічным заводзе пачаўся нейкі рух, але раней па некалькі месяцаў не плацілі людзям заробкі. Стала больш іпэшнікаў з малымі крамамі. Хочацца сказаць, вяртайцеся, усё клас, але я не магу знайсці для гэтага аргументы.
Пасля гэтага наша гераіня прыехала да бацькоў у родны Белаазёрск: шукаць працу. Тут ёй і прапанавалі месца ў біблятэцы, Настасся пагадзілася.


“Тут адно: ці ты співаешся, ці шукаеш сабе занятак”
Построили из-за Березовской ГРЭС, на которой работает 800 человек (данные за 2016 год). До появления Островецкой АЭС это была вторая по мощности электростанция в Беларуси.
Белоозерск — моногород
Еще один гигант Белоозерска — энергомеханический завод. Предприятие изготавливает запасные части для тепловых, электрических и атомных станций. Еще пару лет назад завод потряхивало: зарплаты мельчали, выплату задерживали. Сейчас, по словам местных, ситуация выровнялась. Завод реорганизовали и с зарплатами стало получше.
В середине 90-х в Белоозерске стартовал “Белкельме” — проект с испанцами по выпуску обуви. На это место метил даже Adidas, но у испанцев оказался дешевле проект. В лучшие времена здесь работало 300-350 человек. Кризисы добили предприятие, но нашелся инвестор: Marko. Сейчас здесь делают обувь под брендом Verdimar.
Кроме этой тройки производственных игроков, в Белоозерске работает завод бетонных изделий и ячеистого бетона и завод по переработке аккумуляторных батарей.
Тут людзі самі шукаюць для сябе заняткі, у гэтым яны амбіцыйныя і мэтанакіраваныя.
Настасся кажа, што клёвым горад робяць людзі. Па факту ў Белаазёрску няма месцаў сілы: горад новы і ўсе нішцякі знаходзяцца побач, але не ў ім самім. Дзяўчына лічыць, што як толькі ў горадзе будзе больш ініцыятыў, а мясцовая ўлада іх падтрымае, Белаазёрск будзе квітнець.
— Як далей?

— Хочацца застацца і не хочацца. Цэлы год у мяне быў “Белаз-дэтокс”: я адпачнула, зразумела, што можна быць цікавай самой для сябе нават у такім маленькім горадзе. “Белаз” — цудоўнае месца для таго, каб зразумець, хто ты ёсць, чаго табе хочацца, у якой ты сітуацыі знаходзішся і пасля ўжо рухацца наперад.
Светлана Демидович, 63 года, пенсионер
Женщина не жалеет, что переехала из Минска в Белоозерск. Говорит, в молодости сами себе устраивали досуг: организовывали вечорки, в школе была женская команда по волейболу. Сейчас Светлана Алексеевна считает Белоозерск идеальным городом для пенсионеров: тихо и спокойно.
— Я всегда говорила, что нужно работать с молодежью, а мы это упустили. Надо чтобы они восхищались не тем, что где-то хорошо, а старались сделать здесь еще лучше. Нужно учить их любить родину. Не просто какое-то абстрактное слово, а маму, папу, место, где родился.
Я езжу к дочке во Львов, внучке 2 года, так она щебечет на украинском. А мы когда на беларуском защебечем? Надо работать над школьными программами, чтобы детям в школе было интересно.
Наша героиня говорит, что проблем в Белоозерске хватает и они общие для всех маленьких городов: не хватает рабочих мест и отсутствуют развлечения. В тоже время Светлана Алексеевна считает, что все эти проблемы нужно решать самим людям.
Светлана Алексеевна рассказала, что в конце 80-х в городе работало много молодых специалистов, на Березовской ГРЭС даже были свои династии. Но после пришли 90-е: развалился союз, посыпались и маленькие города.

— Новое поколение тянет в большие города. Сейчас у молодежи в приоритете стоят деньги: хотят заработать много и сразу. А это не всегда удается. Раньше люди оставались, потому что была перспектива получить жилье.
Светлана Алексеевна прожила 8 лет в Минске, но мужу предложили место на Березовской ГРЭС, а там выдавали сотрудникам квартиры. Переехали. 10 лет прожили в общежитии, а после семья получила квартиру в новом микрорайоне.

— Мы переехали, когда у Березовской ГРЭС был расцвет. Плюс, вовсю работал энергомеханический завод — это все предприятия союзного масштаба. В городе тогда жило около 15 тысяч человек (сейчас в Белоозерске живет по последней переписи населения 11 115 человек).
Жила в Минске, переехала в Белоозерск в 1986 году и работала учителем истории в гимназии. Была директором школьного музея.
Остались в Белоозерске из-за квартиры
Проблем много, но без нас их никто не решит
Апрель, 2016 год. Экскурсия в музей боевой и рабочей славы для директоров школьных музеев Березовского района
7«В» класс, 1996-й год. Светлана Алексеевна — классный руководитель
Ксения Петрович, редактор
Вадим Борисевич, текст
Лена Боброва, дизайн
Анастасия Ермолаева, менеджер
Илья Шамилов, фото и видео
Максим Хлебец, поддержка



 
 
Подписаться
Уведомление о
guest
0 комментариев
Inline Feedbacks
View all comments