“Я думала, она больше,” – наивно бросаю я, а в ответ слышу гордое: “Храбрость шкипера обратно пропорциональна размеру его корабля”. С этим не поспоришь. Ведь на своей небольшой самодельной яхте OLEKSA за четыре с половиной месяца Дмитрий Суярков обогнул Европу!

Дмитрий Суярков

Мы встречаемся на охраняемой стоянке в одном из спальных микрорайонов Бреста. Яхта явно выделяется на фоне легковушек и грузовиков. Слегка пожелтевшая от копоти, она всё равно выглядит впечатляюще. Яхту Дмитрий назвал в честь дедушки Алексея Михайловича, которого при рождении так и записали в документах латиницей: Oleksa. Сейчас ему 94 года. Он присутствовал на спуске лодки в 2014 году.

– Поднимайтесь, – зовёт хозяин яхты. – Постоим здесь, поговорим.

Яхта, Брест

Одна ступенька, вторая. Лодка покачивается, на ней промозглый осенний ветер ощущается сильнее. В каюте размером с небольшую кухоньку легко поместились три спальных места, несколько полок и пара конфорок для приготовления еды.

“У меня от качества древесины, можно сказать, жизнь зависит”

Незадолго до большого путешествия наш герой работал программистом в престижной фирме. Интересуюсь, каково это – всё бросить ради мечты.

– А как увольняются с работы? – говорит Дмитрий. – Так же, как уходят из этой жизни: раз и всё. Людей ведь сокращают и так. Я тоже “сократился”.

Яхта, Брест

Программирование Дмитрию нравилось, но от своей работы он хотел получать какой-то осязаемый результат. Строительство яхты – то, что нужно: процесс трудоёмкий, требующий особых знаний. От момента зарождения идеи до начала строительства прошло полгода. Айтишник ездил на верфи, разговаривал с профессионалами и читал учебники. И в душе испытывал нелюбовь к мебельщикам.

– Они покупают самый лучший дуб, а потом делают из него столы и стулья. А у меня от качества древесины, можно сказать, жизнь зависит, – улыбается мужчина.

“Плывём из Бреста и до осени”

Изначально конечным пунктом европейского путешествия должен был стать Амстердам. Но Дмитрий признается: он так устал от графиков и дедлайнов, что ему уже стало не важно, куда идти. А потом увидел, что недалеко есть французский тезка его родного города – и направился в Брест.

– Вот есть фраза: копаем отсюда и до обеда. Так было и у меня: плывём из Бреста и до осени. А где я окажусь осенью – дело второе.

Карта

Яхта
Яхта
Яхта
Яхта

Брест выхода к морю не имеет, поэтому лодку пришлось везти на лафете в Эльблонг (город у Балтийского моря на севере Польши – ред.). Там к Дмитрию присоединился первый попутчик – Александр из Минска, который раньше никогда не был в море.

– Спустя 10 дней он уже работал в унисон со мной. Было приятно смотреть, как он начинает балдеть от того, что находится в море.

Погода, шутит Дмитрий, была как всегда: куда бы ты ни шёл – ветер будет встречный. Попутного не было ни разу. Но яхтсмена это не расстраивало. Ведь шёл он не за хорошей погодой, а за впечатлениями.

Яхта, Брест

“Вы представляете, эти ребята из Мадагаскара пришли”

Ещё в начале пути Дмитрия поразили моряки-поляки – они ему показались открытыми и очень доброжелательными.

– Я увидел в море то, зачем я шёл: людей. Когда я шёл по польской территории, издалека слышал песни. Это моряки пели и ловили рыбу. Причем они так громко поют, что я еще лодку не вижу, она в тумане, а их пение слышу. У них есть даже специальные песенники для моряков. В море очень много фольклора, – вспоминает брестчанин. – Так же и поляки увидели во мне соседа-беларуса. А в других странах пока не скажешь “Вайсрусланд”, никто не понимает. И то, услышат “руслад” и думают, что я из России. Приходилось объяснять.

Но не только с названием страны возникали казусы. Забавным получилось и знакомство с немцами.

– Мы только-только вошли в немецкие воды, проходили проливом. В определенном месте есть мост, пройти под которым можно только когда он разводится. Мы стояли, ждали. Подсобралось других яхт. И тут к нам подходит судно, а оттуда нам говорят: “Вау, вы супер-пупер моряки, вы просто не представляете, насколько вы круты”. Мы удивились, но подумали: да, наверное, мы такие и есть. А потом этот чувак кому-то в другой лодке говорит: “Вы представляете, эти ребята из Мадагаскара пришли. Они очень крутые”. А если посмотреть на флаг Мадагаскара – он очень похож на беларуский.

Яхта

Пройдя 14 стран, Дмитрий немного свыкся с немецкой педантичностью и с тем, что яхты голландцев выглядят лучше, чем те, что выставлены на продажу. Но его удивило то, что многие считали его яхту старой.

– На мою лодку все говорили: “О-о-о, старая яхта”. Говорю: “Какая старая? Я в 2014 году запустил только”. А оказывается, таких яхт уже не делают. Сейчас все “мыльницы” какие-то, что пальцем ткни – борт проваливается.

“Особенность путешествия на яхте – ты успеваешь всё рассмотреть”

До конечной точки маршрута – французского Бреста – Дмитрий не дошёл. “Уже и не шёл,” – поправляет он меня. На ходу изменил направление.

– Была встречная волна, да и вообще погода была нелётная. Поэтому в Амстердам прилетела моя семья, и мы пошли во Францию каналами, чтобы ребёнок мог гулять по побережью. А что ему делать 3-4 дня на лодке?

Маленькая скорость движения – это главная прелесть путешествия на яхте, говорит Дмитрий. Ты успеваешь всё рассмотреть, а если не видно – достать бинокль или подойти поближе.

– А ещё можно на берег выйти и посмотреть, покричать: “Эээй, чуваки, что вы там делаете?” И тебе ответят.

Яхта, Брест, Олекса

“Мы даже ставки делали, сколько я заплачу за эту запчасть”

Что за путешествие без происшествий! На Кильском канале в Германии путешественники ударились дном. Дмитрий очень переживал за дно яхты, и решил проверить, все ли в порядке. Поднять яхту стоило 200 евро. Решили своими силами выбросить ее на пустынный пляж.

– С этого происшествия остались самые красивые фотографии. Пустынный пляж и лодка лежит. Тогда даже тюлень приплывал и был очень удивлен: обычно он один здесь валяется. Вообще, я тогда понял, почему их котиками зовут: когда он из воды морду высовывает – вылитый кот.

Яхта, Брест, Oleksa

В другой раз заплатить все-таки пришлось. В немецких водах на яхте сломалось крепление. Настораживало то, что ремонтироваться пришлось в единственной на острове мастерской.

– Мы даже ставки делали, сколько я заплачу за эту запчасть здесь, учитывая, что я в безвыходном положении. И я очень удивился, когда в мастерской мне показали прайс и назвали сумму в 40 евро. Мол, час работы столько стоит, а за час мастер эту запчасть поменяет. Но позже мастер сказал, что будь у меня только 39 евро, он бы даже не начал делать работу. У них вот так все четко, – приводит пример знаменитой немецкой педантичности брестчанин.

“Морской бой наоборот: стараешься между кораблями попасть, чтоб тебя не снесли”

– Наверное, это тяжело – постоянно находиться в замкнутом пространстве на 4 квадратных метрах…

– А я и не находился на четырех квадратах, – философски замечает собеседник. – Вот мы сейчас сидим. Сколько вокруг вас метров?

– Ну, побольше.

– Все это пространство – от горизонта до горизонта – оно твое. А что там внутри делать? – указывает на каюту. – Я туда спускался только поспать. Ну и приготовить поесть.

На яхте, рассказывает Дмитрий, приходилось спать очень чутко. Потому что одна из опасностей в море – большие корабли. Если автоматика на них не увидела судно, экипаж тоже вряд ли заметит.

Яхта, Брест
Яхта, Брест
Яхта, Брест
Спальное место на яхте
Яхта, Брест
Дмитрий

– В море, оказывается, такое активное движение, что ощущение, будто играешь в морской бой наоборот: стараешься между кораблями попасть, чтоб тебя не снесли. Когда я приехал, первое время не мог спать: я слышал, как в замках поворачиваются ключи, – продолжает морские истории Дмитрий. – В Бресте со мной приключилась «акклиматизация». Я ведь все 4,5 месяца прожил на яхте. Так вот. Наверное, это была вторая ночь дома, как раз отопление включали. А я сплю недалеко от трубы отопления. И ночью я вскочил из-за того, что вода пошла по батарее! Я подорвался, и по привычке начал стучать ладонью по кровати (в путешествии в таких ситуациях стучал по борту, чтоб меня можно было услышать). Жена очень удивилась.

“Ежедневники – страшная вещь”

Но огромным плюсом путешествия Дмитрий называет свободу от бега – всё ускоряющегося темпа современной жизни.

– Сегодня мы договорились с вами встретиться в 12, а на 14 у меня уже что-то другое запланировано, жду звонок. И я это постоянно в голове прокручиваю! Я считаю, ежедневники – это самая страшная вещь. Да выкинуть его! В путешествии было все спокойно. Есть время подумать просто о нашем существовании. Да даже не подумать! Есть время почувствовать жизнь. Ты слышишь запахи, чувствуешь звуки…

Дмитрий Суярков

Сейчас Дмитрий продает яхту. Но уверен, что продать не сможет.

– Я её продаю, мне кажется, для отмазки. Мои знакомые меня спрашивают: “За что вы живёте? Деньги же нужны”. А я отвечаю: “Яхту продам – будет полегче”. Их этот ответ устраивает. Хотя я знаю, что её никто не купит. Потому что она мне самому нужна. Но если кто-то попадётся такой, в ком я увижу, что яхта не сгниёт, стоя на стоянке, то, может быть, продам. Только обидно, что всё дорожает, а яхты почему-то дешевеют.

Фото: Василий Брух

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.