Что мы знаем о своих коллегах, о соседях? А что скрывается в судьбах незнакомцев, стоящих рядом на остановке? Среди нас есть те, чья история жизни может лечь в основу киносценария в жанре драма. Про события, которые выпали на их долю обычно говорят «не пожелаешь даже врагу». Natatnik записал откровения брестчан о своих переживаниях и побеседовал о них с психотерапевтом.

Юрий

Юра

В 2008 году в результате несчастного случая на строительном комбинате Юрию оторвало правую руку. До этого он был солистом и гитаристом собственной группы.

До. Жизнь бьёт ключом в прямом и переносном смысле. Времени хватает абсолютно на всё: семью, работу, увлечения, на поиск новых и решения старых проблем. Мир словно подвешенная горящая лампочка на 250 Вт, а ты мотылёк, который ярко и бездумно кружится вокруг света.

Всё, что тебя окружает: люди, природа, отношения… создано только для тебя и ресурс этого всего безграничен, бери пользуйся, вытряхивай без остатка, ничего не предлагая взамен. Беги по головам родных, близких и совершенно незнакомых тебе людей, ведь ты главнее всех, интереснее, умнее и тебе больше всех надо. Мир людей агрессивен и жесток, поэтому надо быть всегда хладнокровным, хитрым и требовательным, любой твой каприз должен быть воплощён незамедлительно и любой ценой, только платить должны остальные, так как все тебе должны и обязаны, а ты нет. Самолюбие вперемешку с алкоголем — именно та горючая смесь, которая разгоняет твоё эго, по дороге жизни, до максимальных скоростей.

Рок

После. Как оказалось на жизненном пути встречаются и повороты, порой на столько внезапные и резкие, что тебя просто выбрасывает за полосу движения… Так случилось со мной. Смотря на людей с ограниченными возможностями, возникала лишь одна мысль: Нет, это не про меня, у меня другая судьба, со мной такого не произойдёт…

Физическая боль чередовалась с душевной, иногда это перемешивалось в один коктейль с добавлением угрызений совести. Да, именно душевной и никакой другой. Для меня это было первым открытием после несчастного случая. Я почувствовал в себе присутствие внутреннего мира, который с любовью и сожалением смотрел из меня на меня. Слёзы Матери, бледный и поникший Отец, перепуганные дети… Всё их нутро взаимодействовало с моим, это был молчаливый и самый содержательный диалог по душам в моей «новой» жизни.

Шли недели, месяцы… Я словно застыл и замер во времени. Теперь я превратился в ту самую лампочку, только уже перегоревшую и висящую мёртвым грузом, вокруг которой миролюбиво кружились мотыльки, в надежде, что она снова загорится. Этими мотыльками были родные, близкие и даже незнакомые мне люди, что сильно меня удивляло. Казалось бы какого чёрта? С какой такой стати столько заботы и внимания к чужому человеку? Только сейчас допёр, что это было всегда, просто не обращал на это внимания, потому как некогда было, да и незачем.

Чаще общаясь c жизнелюбивыми и позитивными людьми, я открывал для себя «новый» мир, интересный, размеренный, спокойный и не менее свободный, чем предыдущий. Со временем лампочка снова начала излучать свет, и мотыльки вокруг неё запорхали гораздо веселее.

Соблюдая скоростной режим, на дорогах судьбы, можно заметить много прекрасного вдоль обочины.

Комментарий психотерапевта:

Человек описывает, и достаточно честно, может даже гротескно, жизнь инфантильной, нарциссической личности. Он описывает человека, который слепо следует своим импульсам, ориентирован только эксплуатировать этот мир. Оглядываясь назад, он злится на себя из прошлого. Его Душа спит.

После травмы он встречается со своей Душой, правда через боль, но это даёт ему шанс. Порой, что бы ощутить свою сущность надо столкнуться с колоссальной болью.
Прекрасное открытие (взаимодействие с близкими), это то, на что он смог опереться, постепенно трансформируясь, поднимаясь из руин.

Это (сравнение с лампой и бабочками) описание кризиса. После шоковой травмы, человек проходит кризис, когда после оцепенения, начинает постепенно осматриваться, в поисках так называемых ресурсов, как летчик ищет место, куда можно совершить аварийную посадку. Здесь, это поддержка близких, которую он с радостью принимает.

Он выстраивает новую систему ценностей, представлений, принимает в свою жизнь соответствующих людей. Для него это оптимальный исход, возвращение радости жизни, расширение возможностей. Это случай, когда травма помогла человеку выйти на другой уровень развития, это то, что порой называют посттравматичекий рост.

Оксана

Оксана

ДТП на перекрестке улиц 17 сентября и Будённого, Оксана отъезжала со стоянки перед санстанцией. Двигалась медленно, только тронулась. И тут слева в бок удар, молодой человек на БМВ, купленной 2 дня назад, проигнорировал знак «Уступи дорогу». Машину Оксаны развернуло. Удар пришёлся в стойку и крыло. Двигатель и навесное оборудование вырвало, они практически выпали с правой стороны. Машина восстановлению не подлежала. Оксана отделалась очень сильным ушибом о ремень безопасности, он сработал как надо, и растяжением шеи.

Сперва казалось, что ничего. Сразу после аварии был шок. Я не шевелилась, сканировала тело, оцепенела. Люди стояли рядом, дверь была замята и казалось снаружи, что меня ею прижало. Но я вышла. Рядом оказался врач, сказал спокойно: — Вы в шоке, дышите глубоко. Потом я заплакала. Молодой человек из БМВ истерил сильно и сразу. Машина куплена в кредит, КАСКО нет. А повреждена она была очень сильно, как и моя, он еще и в дерево врезался. Там на Будённого до сих пор пенёк.

Авария

Вся жизнь очень круто изменилась. Я назанимала денег для покупки новой машины, зачем-то захотелось мне дорогую и крутую. А получилась она неудачной, постоянно требовала ремонта. Долги было отдавать трудно, кабала какая-то. И начался этап пересмотра ценностей, целей и смысла жизни. В результате чего поменяла профессию, поменяла город и сама очень изменилась. Также совершенно изменилось отношение к деньгам, купить машину взаймы и вообще иметь долги — теперь мне очень трудно такое понять. На машине уже не езжу. А вот ощущение важности жизни, её ценности, которое обостряется после встречи с тенью смерти, к сожалению, проходит. И довольно быстро. Рутина побеждает.

Если бы не было аварии, я бы, может, не стала менять машину ещё долго, долгов бы не было. И пошла бы жизнь совсем иначе, может даже и в Петербурге сейчас не была бы. Та авария для меня — переломный момент. Пересмотрела многие отношения. И вообще общение с людьми.

Комментарий психотерапевта:

После шоковой травмы, люди порой пытаются организовать свою жизнь так, словно ничего не произошло, порой любой ценой… Это вариант психологической защиты. Обычно ничего хорошего из этого не бывает, так как человек не извлекает нужный урок, а делает вид, что ничего не произошло, и урок повторяется.

Этап пересмотра ценностей, в случае с Оксаной, наступил после того, как защитная реакция значительно ухудшила ситуацию и усугубила боль. Человек становится эффективен, когда, образно говоря, прижат к стене.

Через некоторое время после таких событий пропадает только острое чувство радости жизни поле шока, но фоновое понимание ценности жизни остаётся, как правило, навсегда.

Алёна

Алёна

В 2015 году в результате несчастного случая Алёна попала в больницу с ЗЧМТ, раздробленным бедром и другими тяжелыми ранениями. Достаточно долго она находилась в коме, и до сих пор борется с её последствиями.

Теперь я многое не могу сделать. Это потому что до конца не разгибается рука. Потихоньку начинаю, но всё равно получается плохо. Поменялась речь. Поменялось отношение людей. Многие считают меня маленьким ребенком, и пытаются научить чему-то, особенно близкие люди. Они меня чаще видят. Это для меня самое трудное, когда особо не понимала, было нормально, а потом… По многим вопросам у меня есть своё мнение, но его обычно никто не спрашивает.

Кома

Я не хочу это принимать. Мне часто говорит психолог: «Надо принять, что ты инвалид». А я не хочу. Я говорю ей, что не могу. Я верю, что всё изменится, что я смогу ходить и всем заниматься. Может где-то будут ограничения, но не такие большие как раньше. Если бы с этим родиться, то было бы по-другому, я бы мыслила по-другому. А я сравниваю с тем, как было раньше. Жду операцию. Не хочу знакомиться с другими инвалидами, чтобы не слушать чужие проблемы. Но сейчас я хожу в спортзал для инвалидов. И мне помогают ребята, которые там занимаются. Они не на коляске, у них просто больные ноги, плохо ходят. Один всегда на позитиве.

Сейчас я просто пытаюсь подстраиваться под людей, чтобы им было не так тяжело со мной. А ещё наш город не предусмотрен для инвалидов.

Иногда появляются мысли, что если бы меня не было, то многим было бы легче (в плане ухаживания). Иногда накатывает и не хочется жить. Мне тяжело над собой работать. Я привыкла в жизни делать больше для других людей — это для меня самая большая проблема.

Комментарий психотерапевта:

Когда человек долгое время беспомощен и вынужден принимать помощь, он как бы регрессирует в глазах ухаживающих, много заботы и внимания, но, к сожалению, исчезает уважение. Это важно знать тем, кто взял на себя миссию осуществлять уход.

Принятие последствий травмы, очень сложный вопрос, и здесь нет однозначного простого решения. Я бы предложил не принимать для себя статус инвалида, но принять свое нынешнее состояние как точку отсчета для дальнейшего развития. Больше думать, какие возможности остались после травмы, что бы на них опираться в своем росте. Надежда Алёны, это ее основной ресурс, и очень хорошо, что она держится за неё.

После травмы, да и вообще, слова «если бы» очень опасны. Они приносят много боли, но совершенно ничего не меняют, я бы их просто исключил из употребления. Это способ издеваться над собой. Нужно понимать, что всё, что приносит нам жизнь, не может не случиться. И когда я говорю этому НЕТ, ситуация на ряду с болью приносит страдания. Когда я говорю ДА, то боли, конечно, не избежать, но хоть страданий не будет.

Когда человек, привык приносить себя в жертву другим, заслуживая, таким образом, право на существование, очень трудно принимать помощь. Принимая ухаживания близких, человек даёт возможность им проявлять свою любовь. Они имеют на это право и у них есть выбор это делать или не делать. Принимать поддержку, не веря, в то, что ты её достоин, крайне сложно. Но это прекрасная возможность научиться осознавать и принимать собственную ценность. И тогда можно достойно, без чувства вины принимать уход.

Врач-психотерапевт: Сергей Шиманский, учредитель «Психотерапевтического центра Сергея Шиманского»

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.