Высокая температура, падения в ущелье, сломанные спицы в палатке, жуткий холод под -45 и ни души за километры вокруг. Как брестчанин взошёл на пик Ленина.

Если Эверест, Эльбрус или пик Коммунизма ещё на слуху, то о пике Ленина в непосвященных кругах говорят реже. И ещё реже вспоминают, что он находится в Киргизии, что его высота 7134 метра и что это – одна из самых высоких вершин Средней Азии. Летом этот пик достаточно популярен: сотни человек пытаются покорить его и, но только трети это удаётся.  Интернет пестрит информацией об оказании организационных услуг по восхождению на пик Ленина. Летом люди толпятся, шумят, но вот зимой время здесь словно замирает.

Вид на Алайскую долину

Все фото кликабельны

Последняя попытка зимнего восхождения на пик Ленина была совершена 12 лет назад. Долгих 12 лет в горах царила тишина, нарушить которую отважилась группа из шести человек, в составе которой был брестчанин Денис Жидков и могилевчанин Дмитрий Рыжанков. Команде удалось не только попытаться взойти на вершину, но и покорить её, сделав памятный снимок с бюстом Ильича на самом верху. Однако совершить восхождение было совсем непросто.

Высотные походы, как правило, продолжительны. Спортсменам необходимо время для акклиматизации, поэтому такие походы чаще разбиваются на две части: акклиматизационную часть и часть восхождения. Первые две походные недели планировалось провести в районе Кичик-Алай. Ребята хотели походить, привыкнуть к погодным условиям, так как у подножия вершины высота составляла уже 4400 метра. Однако на четвертый же день они столкнулись с проблемой: практически вся команда слегла с температурой 38. С такой температурой подниматься нельзя, так как на высоте заболевание будет лишь прогрессировать.

Подход под пик Ленина. Сам пик виден впереди.

«В условиях высокогорья воздух более разряжён и в нём содержится меньше кислорода, поэтому организму человека надо какое-то время, чтобы перестроиться. Обычно для такого перестроения нужно дней десять. И это точно не самое лучшее время в путешествии: головная боль, плохой сон, частичное отсутствие аппетита, временами расстройство пищеварения и постоянная одышка. Через какое-то время часть симптомов проходит, к одышке привыкаешь и появляется что-нибудь новенькое, как, например, сухой кашель. И один из главных принципов акклиматизации — постепенный набор высоты, а затем отдых на более низкой высоте», – рассказывает Денис.

Базовый лагерь, под северным склоном. Маршрут (м-т Аркина) прямо вверх.

Решив, что с температурой шутки плохи, команда сообща приняла решение спускаться вниз в город Ош, где проще было бы прийти в себя. Спускаться всегда тяжело, особенно если сам чувствуешь себя неплохо, а плохо кому-то другому. Спрашиваю Дениса, кто принимал решение о спуске, на что он отвечает, что решение было полностью командным и единогласным.

 На ледопаде, в нижней части маршрута.

«Когда я только начинал ходить в горы я думал, что залог успеха – хорошая погода, интересный район путешествия и немного команда. Сейчас я понимаю, что команда – это 99% успешного мероприятия. Какая бы ни была плохая погода или прочие трудности, с людьми, с которыми тебе комфортно, с друзьями, любые трудности преодолимы. А если даже куда-то и не получилось взойти, то отдых всё равно удастся», — говорит он.

Идём в связках по склону.

В Оше ребята пробыли два дня. Мысли были разные. И тянуло домой, и хотелось повторить попытку. Все знали, что зимнее восхождение на пик Ленина – это всего шесть успешных экспедиций. Были и неуспешные, заканчивались фатально. Необходимо было иметь бодрое настроение, а они находились в Оше с психологией проигравших. К тому же в январе на пик Ленина никто не поднимался.

Идём в связках по склону.

Мысли мыслями, а пик Ленина нависал, и когда команде стало легче, решено было подниматься опять.

 Наш первый лагерь на 5400.

Первых два с половиной дня ребята подходили к месту постоянной стоянки. Нужно было «построить тактику таким образом, чтоб перед штурмом вершины успеть переночевать на шести тысячах и отдохнуть внизу на четырёх тысячах (хотя отдыхом при температуре -20 градусов это назвать сомнительно), а затем снова подняться на 6 тысяч и сходить на вершину».

Ремонт сломавшейся дуги от палатки.

Это и удалось: первая ночевка состоялась на высоте 5400 м. После на высоте 6100 м. Ночевали в трещинах, удалось в них поставить две палатки друг напротив друга таким образом, чтобы передавать кастрюлю с кашей даже не выходя на улицу, а только расстегнув замок палатки. Следующий день стал днем восхождения.

Подготовка второго лагеря на 6100.

Какое оно – восхождение на зимний пик Ленина? Денис признается, что холод был жуткий. Во время восхождения хотелось абстрагироваться от всего, войти в какое-то состояние транса, но это не спасало. Ребята надели на себя всё, что только можно надеть, но даже это не обеспечивало тепла. И вот, вершина. Кайф от победы? В тот момент его не было. Единственное, чего им хотелось, это сфотографироваться, посмотреть вокруг и спускаться вниз. А кайф и удовлетворение стало приходить только сейчас. «Чем сложнее и тяжелее было в походе, тем позже приходит это чувство», — признается Денис.

День отдыха. Сушимся.

Стоит отметить, что температура на пике Ленина составляла около 40 градусов ниже нуля, у подножия не многим меньше, и за 25 походных дней холод, мягко говоря, успел надоесть.

На сегодняшний день Денис Жидков и Дмитрий Рыжанков — первые беларусы, которые побывали на зимнем семитысячнике. И эта победа, это достижение пусть дарит тепло, которого так не доставало на высоте 7134 метра.

Татьяна Мороз, фото: Сергей Романенков, Natatnik

 
 
Подписаться
Уведомление о
guest
0 комментариев
Inline Feedbacks
View all comments