Несколько лет назад было принято решение о переносе брестского речного порта в район деревни Ямно. Безусловно, это правильное решение по многим причинам. Вместе с тем город лишится части своей истории. И не только город. Брестский речной порт – знаковое место для нашей семьи. Его создателем и первым начальником был мой дедушка, Харичков Владимир Николаевич. Он отдал порту 22 года своей жизни. После выхода на пенсию дедушка написал воспоминания, в том числе и о том периоде. Мне кажется, сейчас самое время вернуться на 66 лет назад и рассказать его словами, как все начиналось.

«Началась навигация – «началась работа» – грейдеров было недостаточно и те – одноканатные, из вагонов уголь выгружали ковшами. Как мы ни передавили людей, один Аллах знает. Короче говоря, в апреле наличие судов в Бресте изо дня в день стало расти. В конечном итоге перед праздником собралось свыше 120 барж, ожидающих выгрузки.

Г. выехал в Пинск, а Р. в Брест и начались всенощные. […]  Из Ростова приехал главный инженер Б. с женой Ирой. Это чудесная пара, отличные люди и Володя, как главный инженер, честно говоря, был настоящее золото. Знающий, энергичный, инициативный – словом, пожалуй, одни положительные качества во всех отношениях.

речной порт, история Бреста, воспоминания, Харичков
Работники речного порта.

Понаехало к нам «помощников» из пароходства и министерства, в том числе такая знаменитость как Абрам Б., знатный механизатор, награжденный еще до войны Орденом Ленина, а дела «ни тпну ни ну». Вся беда заключалась в том, что люди, зная теорию, еще не научились практической работе, для чего нужно было время, которого нам явно не хватало. Кроме того, условия работы, примитивный флот и такие же захватные приспособления затрудняли бы работу и опытных людей. Я имею в виду, в первую очередь, опять-таки механизаторов, от работы которых зависел тогда и не в меньшей степени теперь успех.

Николай Павлович Р., толковый опытный руководитель и инженер, чудесный человек. Я его знал еще по Киеву, но как говорится, сам под Богом ходил, его гоняли сверху, а он нас, ну и т.д. Правда, за 1,5 месяца, что он у нас пробыл, я ни разу не слышал упрека в свой адрес или в адрес Володи при людях. Ну, а тет-а-тет было, конечно, всего, хотя мы тоже не молчали.

речной порт, история Бреста

«Помощников» я взял в кавычки не случайно, все они «большие начальники», каждый распоряжается – в конце концов, такой ералаш, что черт ногу поломает и никто не знает, что ему делать. Естественно, что такая обстановка злила меня и в меру сил я старался когда тактично, а когда и наоборот, довольно грубо, воевать против такой «помощи». Пришлось по телефону жаловаться в Москву и самому министру З. А. Шашкову, и его заместителям, но их тоже можно было понять: флот-то стоял – на Мухавце образовался второй город. Если не город, то большая деревня.

Ежедневные диспетчерские совещания тогда проводили в 18 часов. Если присутствовал Р., дело затягивалось часа на 4. Он выбирал очередную жертву и долбал ее целый вечер […]. После диспетчерского оставались Р., я, Б. и «помощники», тут-то поднимался тарарам. А попозже я и Володя оставались с Р. втроем уже для «откровенного» разговора. Присматриваясь к работе в середине мая, я пришел к заключению, что надо окончательно избавляться от «помощников» и Р., но все не представлялся случай.

речной порт, история Бреста

речной порт, история Бреста

Наконец, после месячного пребывания в Бресте Р. уехал на несколько дней в Пинск и по моей просьбе забрал москвичей с собой, а остальным приказал не вмешиваться в мои распоряжения. Я рассчитывал на то, что люди приобрели кое-какой практический опыт работы и если ликвидировать ералаш, дело пойдет лучше. Мои надежды полностью оправдались. После отъезда Р. и Ко собрал своих начальников и поставил конкретные задачи: в частности, главная была – выгружать и грузить двойное количество судов против того, что было при Р. Честно говоря, я сам не ожидал такого эффекта. Эти несколько дней мы улучшали работу не в два, а в среднем в три раза.

Признаваться – так признаваться. Перед возвращением Р. даю сугубо секретное распоряжение: работа на следующий день после возвращения москвичей должна снизиться до прежнего уровня и, конечно, каждому из своих подсказал методы оправдания. В основном, со ссылкой на разноречивые приказы москвичей. Р. остался доволен работой и был очень огорчен, когда на следующий день все пошло вкось и вкривь, т.е. по-прежнему. А это мне и было надо».

Первая часть воспоминаний. Вторая часть воспоминаний. Четвёртая часть воспоминаний.

Продолжение следует

Анастасия Филюта, Natatnik

 
 
Подписаться
Уведомление о
guest
1 Комментарий
старее
новее большинство голосов
Inline Feedbacks
View all comments
trackback

[…] часть воспоминаний. Третья часть воспоминаний. Четвёртая часть […]