Уже 20 лет на окраине Бреста располагается уникальный для Беларуси природный заказник “Барбастелла”. Именно сюда зимой слетаются тысячи летучих мышей, чтобы впасть в спячку. Но рады столь близкому соседству с живой природой далеко не все брестчане. Потому что страшно: возможно, летучие мыши переносят опасные заболевания. Вместе с учёными Natatnik проверил, как местные “бэтмэны” пережили холодный сезон в Бресте.

Название заказника “Барбастелла” имеет вполне объяснимое происхождение. Это часть научного наименования краснокнижной “широкоушки европейской”, ежегодно зимующей в Бресте. “Barbastella barbastellum” – так звучит название вида на латыни.

Европейская широкоушка
H.P. Eckstein/EPA

Домом для тысяч рукокрылых стал форт литеры “А” – сегодня это северная сторона деревни Козловичи в черте города. Сооружение входит в систему укреплений Брестской крепости, построенную незадолго до Первой Мировой. До нашего времени почти нетронутыми дошли галереи, траверсы, пороховые склады, крытые стрелковые ячейки и стометровый капонир.

Добраться до заказника из центра Бреста не составит труда. Двадцать минут на 20-м автобусе или маршрутке от центра города, столько же пешком до ближайшего леса – и вы на месте. По узкой заросшей тропинке нужно дойти до горжевой потерны форта. Именно в этом здании брестские широкоушки пережидают холодный сезон.

Зимует в форту примерно три тысячи зверьков. Всего на близлежащей территории их порядка 10 тысяч. Ученые искали место для заказника целых пять лет, и “Барбастелла” стала настоящим открытием: брестская зимовка оказалась крупнейшей в Беларуси.

– В бетонных постройках широкоушка спит, потому что по микроклимату и площади они напоминают природные пещеры. Поэтому они не улетают в привычные страны вроде Испании, Италии или Франции. Некоторые мыши и вовсе специально прилетают в Брест из-за границы, — рассказывает Мария Демьянчик, руководитель “Барбастеллы”.

Сейчас в форту летучих мышей не увидишь. С приходом тепла рукокрылые переселяются на деревья и привычные им чердаки. Отсутствием “постояльцев” учёные пользуются, чтобы тщательно проверить форт после зимовки.

В холодное время года мы сюда вообще не приходим. Появление человека нарушает микроклимат, свет и звуки будят мышей. Так что основные наблюдения приходятся на весну и осень. Но чаще раза в месяц мы все равно здесь не бываем, – объясняет научный сотрудник Полесского аграрно-экологического института Валентин Рабчук.

Ученые следят за местной колонией, чтобы определить её видовой состав, численность, половую пропорцию, состояние зверьков. Проверка помогает узнать, как прошла зимовка, получилось ли у мышей набрать вес, какие хищники им вредят. Если нужно, “свежих” широкоушек кольцуют – так можно узнать продолжительность и пути их миграции.

На осень откладывают наведение порядка в форту. На стенах развешивают новые домики для летучих мышей. Особо следят за дверьми – нужно поменять замки, чтобы остановить вандалов. Оказывается, местные жители без восторга относятся к соседству с широкоушками и продолжают с ними бороться.

Случаи вандализма повторяются каждый год. Как бы мы ни закрывали дверь, какие бы замки ни вешали, их сбивают. До пяти раз в год сюда проникают люди. Бывает, даже выжигают место зимовки, не говоря уже об убийстве летучих мышей, – добавляет Мария Григорьевна.

На входе в потерну Валентин Рабчук зажигает фонарик. Внутри форта кромешная тьма, затхлый воздух и повышенная влажность. Над головой – толща бетона и асфальта, так что сигнал на мобильном сразу пропадает. Учёные методично обходят каждое помещение. Находиться здесь жутковато, но по привычке специалист не обращает внимания ни на темноту, ни на шорохи.

Оказывается, без вандализма не обошлось и в этом сезоне. Находится сорванный с входной двери замок, несколько разбитых домиков для летучих мышей. Прошлой осенью их было 11 – осталось только семь. На нижнем уровне потерны видны следы костра – обломками мышиного “жилья” его и разжигали.

Под одним из частично уцелевших домиков учёный опускается на колени. Пристально всматривается в пол и начинает что-то с него поднимать. Находка оказывается печальной: то, что издалека казалось мелким мусором, на самом деле – фрагменты крыльев летучих мышей. Этой зимой погибло как минимум 11 широкоушек.

Сложно понять, что движет людьми и что тут вообще происходит. Знаете, мы однажды и пулю здесь нашли – пришлось даже правоохранительные органы привлекать, – сокрушается Валентин Петрович. – При этом вандалы противоречат сами себе. Если боишься летучих мышей – зачем идёшь туда, где они живут?

Брестские учёные стараются объяснять горожанам, что это полезные зверьки. За час одна летучая мышь поедает тысячу насекомых. То есть чем больше их в городе и на окраинах, тем комфортнее жарить шашлык у дома в тех же Козловичах. Поэтому в некоторых странах даже освобождают от налогов участки, где селятся летучие мыши.

Мария Демьянчик предполагает, причина неприязни к рукокрылым кроется, возможно, в детстве. Детям часто говорят, что летучие мыши – это призраки, вампиры, что они запутываются в волосах. А ведь на самом деле родители и бабушки просто хотят поскорее дозваться детей домой, но не находят других аргументов.

Хотя укусить летучая мышь может, если это будет крупная особь, которую насильно удерживают в руках. Рукокрылые защищаются так же, как другие животные. При этом в Беларуси они очень боязливые, поэтому и охотятся ночью. А вот кровь пьют только латиноамериканские виды, которых у нас нет.

Конечно, науке хорошо известно, что летучие мыши могут переносить вирусы. Но ни в Бресте, ни в соседних странах таких случаев за последние 20 лет не было. В заказнике подчеркивают, что не нужно путать азиатские и европейские виды. Да, они похожи, но популяции их не пересекаются. Если заражены одни, нельзя сказать то же о других.

В теории “мышиный” вирус из Азии может попасть в Европу. В теории это займет двадцать, тридцать, а то и пятьдесят лет. Но далеко не факт, что вообще случится. За это время вирус может мутировать так, что летучие мыши уже не смогут им заразиться, – объясняет Валентин Рабчук. 

В “Барбастелле” говорят, в плане передачи вирусов намного опаснее обычные дикие грызуны. Да и в обычном троллейбусе подхватить болячку шансов намного больше. Но это не значит, что стоит сознательно идти на контакт с летучими мышами. Если одна из них залетела в дом, нужно надеть перчатки, поймать зверька полотенцем и выпустить на улицу.

Но только в ночное время, иначе летучая мышь быстро станет чьей-то добычей. А ночью она никакого вреда не причинит. Да и сама не пострадает. А наблюдателю, я уверена, её полет доставит немало удовольствия, – добавляет Мария Демьянчик.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

 
 
Подписаться
Уведомление о
guest
1 Комментарий
старее
новее большинство голосов
Inline Feedbacks
View all comments
В.П. Рабчук
В.П. Рабчук
1 месяц назад

фамилия “Рабчук”