9 декабря могилевчане Nizkiz отыграли концерт в брестском клубе Coyote. Музыканты рассказали Natatnik, можно ли зарабатывать в Беларуси музыкой, почему солист группы всегда сомневается, придут ли на концерт люди, и отчего гитарист на первых концертах стирал пальцы в кровь.

Вне сцены музыканты Nizkiz кажутся спокойными и сдержанными. На саундчеке Александр Ильин поёт, запустив руки в карманы. И не скажешь, что всего через полчаса именно он будет заводить зал. Даже когда у входа в клуб начинает собираться толпа и поклонницы громко поют одну из песен Nizkiz, он остаётся сосредоточенным – еще не до конца настроили аппаратуру, это сейчас важней. Но концерт начинается, и музыканты преображаются. Публика сходит с ума.

После концерта, раздачи автографов и объятий с поклонницами Natatnik встречается с ребятами в узком коридорчике за сценой, чтобы задать свои вопросы.

Nizkiz, Брест

“У меня есть конкурент – Николай Басков”

– Я записывала с вами интервью 2,5 года назад. Помимо очевидного – выпуска нового альбома – какие важные вещи произошли в группе за это время?

Дмитрий (барабаны): Мне кажется, мы поднабираемся опыта. Всё более осознанно, всё более налегке.

Леонид (гитара): Налегке – это он образно, потому что вещей стало гораздо больше.

Александр (вокал): Мы обзаводимся новым оборудованием, девайсами. Возить это всё, конечно, сложно, но качество звука значительно улучшилось.

– Вы сегодня, как народный артист, вышли в зал, скоро начнёте цветы собирать.

Александр: Я уже думал об этом. Но у меня есть большой конкурент – Николай Басков.

– Это недавняя фишка – выходить в зал?

Александр: Сегодня мне захотелось. Мне редко хочется, но сегодня была такая публика.

Дмитрий: Мне всегда хочется, но я не могу.

– Я заметила, что к вам даже за автографами реже, чем к другим, подходят.

Дмитрий: Не в этом счастье, я всё понимаю.

Александр: Всё понимает, но потом в гримёрке плачет.

Nizkiz, Брест

– Вы раньше говорили, что Брест и Гродно всегда выпадают из концертов. В этом году вы даёте уже второй сольный концерт в Бресте. Что изменилось?

Дмитрий: Вот не успел договорить про изменения. Радует, что не только в Бресте, но от города к городу у нас количество людей увеличивается от концерта к концерту. В Бресте сегодня наш рекорд брестский. На прошлой неделе был Витебск, там мы тоже людей столько раньше не собирали. До этого был, можно сказать, аншлаговый концерт в Re:Public в Минске. Тенденция нам нравится.

– Были сомнения, что люди в Бресте не придут?

Дмитрий: Мы знали, что предпродажи были хорошие.

Александр: А я специально не узнаю, сколько билетов продали, чтобы не расстраиваться, чтобы выходить и по факту видеть количество людей и с ними работать.

– Перед концертом очередь была до конца улицы.

Дмитрий: Всё зависит от того, какая улица, насколько она длинная.

“Нам не свойственно халтурить”

Nizkiz, Брест

– То, что столько людей пришло, отразилось на выступлении?

Александр: Однозначно выступать при полном зале гораздо приятней, чем когда перед сценой пять человек стоят.

– Какое было минимальное количество людей на вашем концерте?

Дмитрий: За всю историю? Было и четыре человека.

Александр: Из них три наших друга.

Дмитрий: Это было наше первое выступление в Минске. Но для нас это был новый опыт, мы вырвались в Минск – ничего себе! Четыре человека, значит, четыре.

Саша: Нам не важно количество людей, оно просто эмоционально подстёгивает, нельзя халтурить. Хотя нам не свойственно халтурить. Когда мало людей, мы работаем, как для тысячи.

Брест, Nizkiz

– Я замечала. Стоишь в первом ряду и чувствуешь, будто за тобой полный стадион. Вам на каких площадках легче выступать – в небольшом клубе или вы бы хотели собирать стадионы?

Леонид: Хорошо, когда можно развернуться. Сегодня было тесновато, но всё равно мне понравилось.

Александр: Для меня чем больше людей, тем лучше.

Дмитрий: Мы стремимся к стадионам, но, мне кажется, нужно чередовать площадки. Где-то быть ближе к людям, где-то масштабностью брать.

Александр: Есть топовые группы, те же Muse. Я концерт недавно смотрел, клуб был вместимостью человек 60. Отыграли, гитары просто в мусорку бросили. А через три недели они дали концерт на площадке, где 25 тысяч.

– Вы бросать гитары в мусорку не будете?

Александр: Пока у нас нет столько гитар.

Дмитрий: Мне кажется, это всё на эмоциях. Ты не можешь сказать: “Всё, сегодня выброшу гитару”.

Nizkiz, Брест

– А никогда не хотелось выбросить гитару просто потому, что надоело всё?

Александр: Точно нет. Я её редко беру в руки.

Леонид: Был такой момент, когда я только пришёл в группу. Это был один из первых концертов, всё повыходило из строя, шнуры коротили. Тогда мне хотелось бросить гитару, но я сдержался.

Александр: Лёня на первых концертах хотел не ударить в грязь лицом. Он так истязал себя, что вся гитара была в крови. Все пальцы были сбиты, но он доигрывал, сжав зубы. Мы его еле уговорили сфотографировать эту гитару. Он стеснялся, говорил, что это какой-то непрофессионализм. А мы убедили, что, наоборот, это круто, это самоотдача.

– Вы сейчас – одна из самых интересных беларуских групп. Как удаётся держать планку?

Дмитрий: Да просто не задумываемся, мы топовые или нас кто-то обскакал. Делаем своё дело и Беларусью не ограничиваемся.

Александр: У нас нет желания собрать “Минск-Арену” и повесить гитары, просто ходить и всем говорить: “Мы собрали “Минск-Арену”. Мы хотим расширяться глобально, во все стороны.

Nizkiz, Брест

– В какие стороны удалось расшириться? В Россию, знаю, вы довольно часто ездите.

Александр: Сейчас формируется график на следующий год. Если всё срастётся, то это будет богатый на выступления год.

Дмитрий: Мы начинаем немного дифференцировать. Раньше, когда нас просили выступить, мы соглашалась – не важно, что, где и как, всё равно едем. Сейчас стараемся подходить к выступлениям более осознанно, выбирать правильные площадки, хорошее промо.

Александр: Мы не хотим, чтобы страдало качество звука.

“Можно стать кавер-группой, играть на свадьбах”

Nizkiz, Брест

– Можно ли в Беларуси зарабатывать музыкой?

Леонид: Не запрещено.

Дмитрий: Можно, но есть нюансы.

Александр: Смотрите, какая штука. Если бы мы все деньги, которые зарабатываем, тратили на себя, ничего не откладывали, ничего не покупали, то мы могли бы нормально жить. Не как богатые люди, но средне хорошо жить.

Дмитрий: Но недолго.

Александр: Но недолго. Надо вкладываться в развитие группы, это для нас первостепенно. Это касается инструментов, качества записи, качества концертов. Опять же, видеоклипы. Мы вкладываем большинство денег в развитие. Надеемся, в итоге это даст свои плоды.

– Иными словами, для вас группа – кровное детище.

Дмитрий: Можно и так сказать. Можно стать кавер-группой, играть на свадьбах и корпоративах. Если бы мы поставили цель зарабатывать деньги, думаю, у нас бы получилось.

Александр: Но какой от этого кайф? Просто что-то будет шелестеть в кармане.

– А вам доводилось петь каверы на заре деятельности?

Александр: Все с этого начинают, когда учатся играть на гитаре. Набираются мастерства, опыта. У нас только два кавера. Lumen “Секунда” и U-2 Elevation. Нас пригласили на телевизионный проект на ОНТ, и мы на U-2 сделали. Но мы единственный раз его сыграли на съёмках.

“Дима шлет нам смски “Ненавижу вас, уроды”

Nizkiz, Брест

– Моего знакомого недавно в Минске приняли за Сергея (молчаливый бас-гитарист Nizkiz – прим. авт.) и попросили автограф. К вам часто подходят на улицах? Это приятно или, скорее, сковывает?

Леонид: Пока приятно, но на самом деле это редко бывает.

Александр: Смущает, когда вокруг много людей, а кто-то подбегает: “Ой, я вас знаю, давайте сфотографируемся”. Это немного неуютно, я тогда в сторону отвожу. Кстати, сегодня пошёл воду покупать, пока ребята настраивались. Перехожу дорогу – навстречу парень идёт. Я вижу лицо знакомое. “О, привет, Саня, – говорит. – Привет тебе от Zolki band”. Им тоже привет.

– “Лирика” была об отношениях, “Синоптик” о внутренней погоде. Есть планы на следующий альбом?

Александр: Всё в процессе. Хочется, чтобы это был не просто набор песен, а сформированный продукт. Чтобы одна песня перетекала в другую. Можно альбом записать быстро, но какой эмоциональный подъём будет от этого? Мы хотим, чтобы альбом, прежде всего, нам самим нравился.

– Скоро Новый год. Как собираетесь встречать?

Александр: Кто как. Дима обычно шлёт нам смски “Ненавижу вас, уроды” и уезжает в Тайланд.

Брест, Nizkiz
Брест, Nizkiz
Брест, Nizkiz
Брест, Nizkiz
Брест, Nizkiz
Брест, Nizkiz
Брест, Nizkiz
Брест, Nizkiz
Брест, Nizkiz
Брест, Nizkiz
Брест, Nizkiz
Брест, Nizkiz
Брест, Nizkiz
Брест, Nizkiz

Фото: Вадим Якубёнок, Алексей Дербуш

 

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.