Рождение ребёнка – ответственный момент в жизни каждой семьи. Брестчане Андрей и Ксения решили, что их роды в будут партнёрскими, и рассказали Natatnik про рождение сына в Вильнюсе.

– Почему решили рожать в Вильнюсе, а не в Бресте?

Ксения:

– Беременность для нас была приятной неожиданностью. И в первую очередь мы пошли на платные курсы для беременных. Там пропагандируются естественные роды и родительство, рассказывают много о литературе, с которой можно позже ознакомиться. У нас появились некоторые ожидания от процесса. Мы захотели, чтобы это были парные роды, Андрей сразу взял ребёнка на руки, мы были вместе постоянно. Причем максимальная вовлечённость папы была именно его идеей и огромным желанием. Нам в силу жизненных принципов близка идея естественных родов, мы даже обсуждали возможность домашних родов. Но я боялась форс-мажоров, и мы стали искать роддом, где роды могут пройти максимально естественно.

Андрей:

– Мы были на консультации с врачами в Бресте и в Вильнюсе. Решающим фактором было то, что в Вильнюсе на поставленные вопросы нам дали обоснованные ответы. А в Бресте большинство ответов можно свести к одному знаменателю: “Мы специалисты, знаем, как лучше. И всё!”. Например, вопрос: когда перерезается пуповина? В Вильнюсе это делают гораздо позже, чем в Бресте. Кроме того, здесь сказали, что будут всё объяснять во время родов. Нас это не устроило, мы готовились к родам заранее и хотели знать о возможных вариантах. В родах может произойти что угодно, и важные для нас моменты надо оговорить до этого.

Ксения:

– И там, и там мы разговаривали с заведующими отделениями. Это компетентные люди. В Бресте важнее исполнить букву закона и все нормативы. И в Вильнюсе, конечно, тоже работают по закону, но к твоим пожеланиям прислушиваются больше, чем в Бресте.

партнёрские роды, роды в Вильнюсе, брестчане про роды в Вильнюсе

– Как вы выбирали клинику?

Андрей:

– Это государственная клиника, одна из бюджетных. В ней часто рожают беларусы. Если роды проходят в платных клиниках и что-то случается, то всё равно рожениц привезут в эту.

партнёрские роды, роды в Вильнюсе, брестчане про роды в Вильнюсе
Вильнюсская городская клиническая больница в Антакальнисе

– Как добирались в роддом и как вас там приняли?

Ксения:

– Мы приехали в клинику сами на машине. В 4 часа утра.

Андрей:

– Позвонили в звоночек. Ксюшу забрали на осмотр. Подтвердили “открытие”. Я сбегал в машину за чемоданом с вещами. Потом нас отвели в палату. Я оставил вещи в углу палаты, обул тапочки и остался с женой.

– Как проходил процесс родов?

Ксения:

– Я могла заниматься, чем хочу. Раз в час или два делали КТГ. Мне удобнее было сидеть. Через некоторое время зашла врач, показала, как можно прыгать на фитболе и оставшиеся схватки я перенесла именно так. Андрей был со мной, мы общались, как могли. Когда начался потужной период (он был почти целый час), я была уже почти без сил. Андрей всё так же был рядом.

Андрей:

– Я держал за руку и видел весь процесс. Мог погладить живот, приносил влажные прохладные компрессы.

Ксения:

– Когда уже показалась голова малыша, муж начал активно меня подбадривать вместе с врачами. Они одобряли его поддержку и участие… Потом появилась вся головка, тельце. Когда сын появился весь, мне положили его на грудь на несколько минут.

Андрей:

– Через минут десять мне дали перерезать пуповину. Потом Ксюша родила плаценту. Малыш всё ещё лежал на груди. Ребёнка на осмотр забрали позже. Всё это время я был рядом. Потом попросил врачей отдать нам плаценту, и просьбу выполнили без проблем.

– Во время родов применялась стимуляция и обезболивание?

Ксения:

– Мне не хотелось, чтобы роды стимулировали. Но по факту окситоцин мне всё-таки поставили, уже в потужном периоде. Объяснили это тем, что так сокращается кровопотеря. Обезболивающее дали за час до родов. К тому моменту я уже свыклась с мыслью, что буду рожать без обезболивающих. Но они предложили, как раз в тот момент, когда было очень больно. И я согласилась.

партнёрские роды, роды в Вильнюсе, брестчане про роды в Вильнюсе
Палата для родов

– Забирают ли ребенка от мамы или вы лежите в одной палате?

Ксения:

– После родов ребенка не забирают от родителей ни на минуту. Когда нас перевели в нашу личную палату, в это время быть вместе – отличная практика. Я бы даже сделала её обязательной. Потому что женщина сразу не может ухаживать за ребенком, а необходимо, чтобы он был рядом с родителями. Это очень круто, помогает быстрее сгладить ощущения после родов, наполниться материнской энергией. А Андрей в это время помогал поменять подгузник, следил, чтобы всё было нормально.

– Какие прививки и процедуры проходит малыш после рождения?

Андрей:

– Прививки нам предлагали, но мы отказались. Сделали только укол витамина К. Всё, что делали с малышом, есть в выписке из клиники. Наша педиатр сказала, что у нас те же процедуры.

Ксения:

– Несколько раз у него брали кровь. На генетический анализ, группу крови. При всех процедурах присутствовал Андрей.

– Какое отношение персонала и на каком языке с вами общались?

Ксения:

– После родов к нам приходили несколько раз разные сотрудники. Меня больше не смотрели. Спрашивали, как у нас дела, всё ли нормально, нужна ли помощь. Показывали правильное прикладывание к груди, как лёжа кормить, как одеть подгузник, как мыть ребёнка. Был только один казус. Когда в пять утра в палату ворвалась медсестра, отругала нас, что малыш спит с мамой, раздет, и забрала его на осмотр зрения. Но это человеческий фактор, и он будет в любой стране. Вернула она сына, кстати, плотно укутанным, как маленькое полено.

Андрей:

– Это единственный момент, когда он был без нас. На все остальные процедуры и осмотры его возил я сам. Персонал отвечал на все возникающие вопросы. С нами говорили на русском, кроме одной молодой девушки, с которой мы переходили на английский.

– Какие были бытовые условия в клинике?

Ксения:

– Я после беременности успела ещё и пару дней провести в брестском перинатальном центре. В Вильнюсе питание такое же: обычная диетическая невкусная больничная еда. Выбора меню не было. Но меня это не беспокоило, я могу есть всё. Питание было недорогое, пять евро в сутки. Но при этом питание папы не входит в договор. Андрей ходил в магазин и готовил себе сам. Там была микроволновая печь, холодильник, чайник, умывальник и посуда.

Андрей:

– У нас была своя палата. В ней душ и туалет, для меня отдельная кровать. Даже если бы я не проживал с Ксюшей, то мог посещать её с 8 утра до 10 вечера. Посещение не ограничено. Я видел, как в соседнюю палату приходили четверо друзей.

партнёрские роды, роды в Вильнюсе, брестчане про роды в Вильнюсе
Палата для совместного проживания

– Сколько лежали после родов?

Андрей:

– Роды прошли в субботу. Нас могли выписать в понедельник, но были вопросы, и мы остались до вторника, чтобы подстраховаться.

– Сколько стоили роды?

Андрей:

– Сами роды, проживание, обследования, работа неонатолога нам обошлись в 900 евро.

– Какие документы оформляются там и как их принимают здесь?

Андрей:

– В тот же день съездил в местный ЗАГС. Получил свидетельство о рождении, а в понедельник заехал в консульство для оформления других документов. В Бресте мы перевели свидетельство и заверили перевод.

Ксения:

– Справку из клиники мы тоже перевели и передали перевод нашему участковому педиатру.

– Как отнеслись родные к вашему выбору?

Ксения:

– Мы родителям о своих решениях сообщаем, но не спрашиваем разрешения или мнения. Папа Андрея промолчал, но на следующий день написал: “Я из-за вас не спал всю ночь”.

Андрей:

– Моя мама задавала вопросы. А как дорога, а если что-то случится, а деньги? Всё в таком духе. Приводила любые доводы, чтобы мы не ехали.

Ксения:

– Мне тоже было страшно, но только потому, что я боялась начать рожать в машине. Мы же поехали только на 38 неделе. А ехать надо 8 часов. Андрей меня успокаивал, что по пути будут города и мы можем свернуть в любой из них.

– Что вы делали эти две недели до родов?

Андрей:

– С погодой нам не повезло, гуляли немного. Жили у друга в несколько стеснённых условиях. Но главное, что была крыша над головой.

Ксения:

– Сидели дома, читали книжки, смотрели фильмы, отдыхали. Завтрак и ужин делали сами, а на обед ходили в столовую рядом с домом.

– Что вас впечатлило?

Ксения:

– Когда ребёнок после рождения лежал на мне, врачи Андрея спрашивали, когда папа будет делать первые фото? У нас есть селфи втроём. Но мы ими не поделимся (улыбается), я некрасиво получилась, да и они слишком личные.

партнёрские роды, роды в Вильнюсе, брестчане про роды в Вильнюсе

– Какое мнение о партнёрских родах у вас сейчас?

Ксения:

– Изначально мне было всё равно, будут совместные роды или я буду рожать одна. Но Андрею очень хотелось быть участником процесса. Нужно ли это? Есть разные мужчины, кому-то стоит, если они этого хотят, кому-то нет.

Андрей:

– Мы разговаривали с литовцами о совместных родах. И у них есть мнение, что если папа не присутствует на родах, то в семье есть какая-то проблема. То есть у них партнёрские роды – норма.

Ксения:

– Но все семьи разные, мужчины и женщины разные, и такое решение во многом зависит от отношений в семье и каждого в отдельности. Если мужчина был участником родов, то это для него трогательный и важный момент. Андрей плакал, когда перерезал пуповину и брал сына первый раз на руки. И подарить мужу эти минуты – очень круто. После такого отцовские чувства рождаются намного раньше.

Фото из архива героев.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.