Греблю вряд ли можно отнести к самым популярным видам спорта. Даже несмотря на значительные успехи наших спортсменов, на трибунах полно свободных мест. Разбираемся, что интересного есть в этом виде спорта в целом и в жизни его представителей в частности, вместе с чемпионкой мира Кристиной Староселец.

Про победу на чемпионате мира

“Осознание победы пришло, когда начали поздравлять”

Сразу после победы был всплеск диких эмоций, а потом полное опустошение. Когда стремишься к чему-то очень долго, а потом этого добиваешься, просто не знаешь, что делать дальше.

Прошла неделя, мы приехали домой, нас начали все поздравлять. И в этот момент пришло осознание того, что мы чемпионки мира, рекордсменки мира (в предварительном заезде Староселец и Климович установили мировой рекорд: 06:49.68 — прим. авт.). Но мы не расслабляемся. Через месяц у нас чемпионат Европы, где все придется доказывать с нуля.

“Перед первой гонкой осознала, что мой талисман пропал”

У многих есть ритуалы, но никто их не раскроет. Хотя я в целом против, но у меня тоже есть такие вещи. У меня есть игрушка, которую я привезла из китайского Нанкина, где выиграла золото. Это символ тех игр.

Перед первой гонкой чемпионата мира я ехала в автобусе и вдруг заметила, что игрушки нет. Распереживалась, не знала, как выходить на гонку. В итоге мы показали модельное время и поставили новый мировой рекорд. Оказывается, что все это время игрушка лежала в сумке, просто ее завалило вещами. То есть всё равно талисман был со мной.

“Болельщики “выкричали” нам эту победу”

Была очень напряженная гонка. Очень редко бывает, что до финиша идет такая упорная борьба. Уже с “полторашки” (дистанции 1.5 км — прим. авт.) я слышала, как орали “Бе-ла-русь”. Было приятно, но неожиданно. У итальянцев шикарная поддержка, у многих других стран. Может, это болгары нас поддерживали. Команда у нас 20 человек, не могли они так орать. Ну, может, так старались (улыбается).

Мы очень благодарны нашей команде, которая просто “выкричала” нашу победу. Родители, те, кто приехал за нас болеть, очень помогли. Раньше не верила, что это очень важно, была против того, что папа ездит за меня болеть. С плакатами, с флагами, с шапками, со всем чем угодно. Меня это даже психологически угнетало, мне было тяжело, как будто я не должна была это видеть.

Со временем отношение изменилось. Команде помогает поддержка. В этом году у нас впервые случилось такое, что после гонки на выходе мы услышали “Беларусь, Беларусь”. Оказалось, это нас поддерживала семья из Гродно, которая была где-то близко на отдыхе в Болгарии и приехала за нас поболеть. Это очень дорогого стоит. Возможно, они где-то увидят это интервью, так что хочется им ещё раз сказать огромное спасибо.

Кристина Староселец и Татьяна Климович

“Голос тренера различаешь только первые 500 метров”

Тренеры ездят вдоль трассы на велосипедах, но это опасно. Они подсказывают, но мы ничего не слышим. Первые 500 метров — это сплошной шум. Сначала ты ещё различаешь голос тренера, ведь ты его слышишь каждый день. Но потом ты отключаешься и тебе уже всё равно, что тебе орут.

На крупных международных соревнованиях много людей, часто бывают столкновения и падения. Был интересный случай: в Амстердаме есть нудистский пляж. И один из тренеров, ехавших впереди, решил посмотреть не на гонку, а налево. В итоге попадали все. Он, конечно, получил по пятое число.

Но ситуации, когда кто-то замешкается, затормозит, случаются часто. Это очень опасно, и я никогда в жизни так бы не поехала. А некоторые умудряются ехать там даже на роликах.

Про жизнь вне спорта

“Хочется быть высокоинтеллектуальным человеком”

Многие спортсмены бояться заканчивать. Они не знают, что делать дальше в жизни. Мне хочется, чтобы, когда я завершу спортивную карьеру, я была высокоинтеллектуальным и развитым человеком.

Постоянно стараюсь учить английский язык. Это важно в нашем мире. Пусть у меня не всё получается, но я стараюсь. Закончила университет, получила первое высшее. Я осознала, что хочу учиться дальше: получать второе высшее образование, посещать какие-нибудь курсы. Если бы хватало на всё времени, было бы идеально.

чемпионка мира по гребле, Кристина Староселец

“В команде нужен не только врач, но и психолог”

Пошла учиться на спортивного психолога из-за проблем в спорте. Вроде бы и выигрывать можно было, но на старте появлялся страх, хотелось кинуть вёсла и пойти гулять. С этим нужно было срочно что-то делать.

Моя мама по образованию психолог, она старалась мне помочь. Но есть такая заповедь: психолог не должен работать с близкими людьми. Я её не могла подпустить к себе. В итоге мы решили, что если я сама пойду учиться, я что-то узнаю и сама себе смогу помочь.

Не знаю, насколько это мне помогло, но было очень интересно. Хотелось бы в будущем поработать в этой сфере. Правда, обычным психологом я стать не смогу: наверное, буду плакать вместе с людьми.

В спортивной же психологии мне есть чем помочь людям, что рассказать, даже исходя из своего опыта. Я вижу, что многие спортсмены могут показывать невероятные результаты, но просто боятся этого. Выигрывает уже не тот, кто сильнее, а тот, кто этого больше хочет и может правильно себя настроить.

В Беларуси, к сожалению, недостаточно внимания уделяют спортивной психологии. В команде нужен не только врач, но и психолог. Особенно это касается командных видов спорта. У нас этого нет. А ведь многие команды могли бы выступать лучше.

“Не могу сидеть на одном месте”

Очень люблю путешествовать. Мы всегда ищем возможность куда-нибудь выбраться. Недавно были в Чехии. Жили в Рачице, но нам так хотелось в Прагу, что мы нашли выход и поехали туда. В последний день, конечно, после гонок.

Не могу сидеть на одном месте. Даже буквально после трёх дней отпуска мне хочется куда-нибудь поехать. Побывала уже в 23-х странах. Правда, не могу выделить какую-то одну страну. Каждая по-своему удивила, шокировала, понравилась. Много куда хотелось бы вернуться.

Из последнего впечатлила Грузия. Мы поднялись на гору Казбек к монастырю Гергети. Это непередаваемые эмоции, которые должен прочувствовать каждый. Очень душевное место.

Интересно смотреть на другие культуры, страны. Но нет такой, в которой хотелось бы остаться жить. Беларусь — любимая страна.

Про нелёгкую жизнь спортсмена

“Мы спим, едим и тренируемся”

Мы спим, едим и тренируемся (смеётся). У нас тяжелый график, мало свободного времени. Мы просыпаемся, завтракаем, делаем зарядку и до первой тренировки остается минут сорок, за которые ещё нужно размяться.

Первая тренировка у женской команды длится около трёх-четырех часов. После неё есть время на обед. После такой тренировки остаётся единственное желание — спать. Мы ложимся, часа полтора-два спим, просыпаемся и снова идём на тренировку. Она длится уже два-три часа (в зависимости от того, к каким соревнованиям мы готовимся).

После ужина остаётся часа два: буквально фильм посмотреть, книжку почитать. Наш мир ограничен, полностью завязан на спорте. Но это наша жизнь, мы уже привыкли.

“Год практически не была дома”

Мы не можем работать в Бресте, когда вода замерзает. Раньше мы ездили для подготовки в Черногорию, Италию или Испанию. Сейчас нашли очень хорошую базу в Испании, где нам всё подходит: очень хорошее питание, климат, всё идеально. Уже третий год мы готовимся там.

В прошлом году мы уехали туда в ноябре и только периодически приезжали домой на пару дней. Это где-то на полгода. А потом начались соревнования, разъезды. Таким образом, год практически не была дома.

Сложно ли в такие моменты? Мне нормально. Это раньше было так, что не напишешь, не позвонишь, а сейчас по Skype поговорил, маму-папу увидел и всё отлично. Конечно, в Испании сложновато. Ведь мы живём в деревушке, где ни кофе попить, ни в кино сходить. Все на одной территории и немного надоедаем друг другу. Но потом возвращаешься, видишься с родными, гуляешь по Советской — и уже можно обратно ехать.

Чемпионка мира по гребле, Кристина Старослелец

Про греблю

“Гребля понравилась с первой тренировки. Наверное, потому что всё получалось”

С пяти лет я занималась плаванием. Им занимался мой отец, но не достиг того чего хотел, и решил, что за него будет отдуваться дочь. Я много всего перепробовала, в том числе какое-то время занималась синхронным плаванием. Но потом у меня начался гайморит и после операции врачи посоветовали меньше находиться в воде.

Я сильно поправилась и решила пойти в тренажёрный зал. Зал был на гребном канале. Там меня и увидели. У меня уже тогда (12 лет) был рост 174 см, с тех пор так и не подросла, кстати. А вот тренеры думали, что подрасту, буду высокой. Раньше ведь по негласному правилу в греблю брали с ростом от 180 см. Мне предложили позаниматься.

Сначала мне не хотелось, думала, в гребле все очень слишком большие, что ли. Сейчас могу сказать, что всё не так: есть много девушек с хорошими фигурами. Всё зависит от того, насколько девушка хочет хорошо выглядеть.

А потом я узнала, что там бесплатный тренажёрный зал, бассейн, всё интересно, круто, все бегают, в футбол играют. Почему бы не попробовать? На первой тренировке меня завели в гребной бассейн и мне сразу понравилось. Наверное, потому что всё получалось. Так и затянуло. И вот уже 9 лет в гребле.

Кристина Староселец, гребля, чемпионка мира

“Когда мне говорят, что я чего-то не могу, мне хочется доказать, что они не правы”

В моей карьере были сложные моменты. В какой-то момент в меня верили далеко не все. Но когда мне говорят, что я чего-то не могу, мне хочется доказать, что они не правы. Правда, это не касается тренера. Он, наоборот, должен меня хвалить.

Одно время на меня все смотрели и задавали вопрос: “Для чего она тренируется?” Но потом пошли хорошие результаты и разговоры утихли.

Мне тогда хотелось доказать, что это стереотип — что только девушки под 180 могут добиваться результатов. Да и в мире как раз пошла такая волна: начали появляться спортсменки пониже. Я в себя верила, и у меня не было и мысли бросать греблю.

“Нам, беларусам, нужно много пахать”

У нас многое осталось из советской системы подготовки. Хочется, конечно, что-то поменять, но не факт, что это пойдёт на пользу. Всё же каждому организму нужна своя нагрузка.

Нам, беларусам, нужно много пахать. У нас так не прокатит: меньше тренировок и больше времени на восстановление. Нас нужно выматывать — гонять по 500 километров. Мы много тренируемся. И я считаю, что это правильно, ведь результат на лицо.

В некоторых аспектах мы отстаём от Запада, но потихоньку тренеры что-то меняют. Мы не стоим на месте. Во всех сферах подготовки есть определенное движение вперёд: новые тренажёры, новые упражнения. Хватает изменений.

“Мы с партнёршей отличаемся во всём: от внешности до характера”

Уже три года я работаю с Таней Климович. Все удивляются: “Как вы едете? Как у вас это получается? Вы такие разные”. Мы отличаемся во всём: от внешности до характера. Я холерик, взрывная, она спокойная хорошая девочка. И, кажется, нам сложно должно быть, но мы друг друга хорошо дополняем.

Психология очень важна. Мы сразу договорились, что не будем ругаться в лодке. Каким бы ты сильным ни был, ты не можешь просто сесть и победить. Важен микроклимат. У нас идиллия, мы друг друга поддерживаем. Это очень классно.

“Во многих странах греблю пытаются популяризировать. У нас, к сожалению, нет”

В нашей стране мало пропагандируют греблю. Считаю, что вид спорта, который приносит на протяжении долгого времени большое количество медалей, достоин большего внимания. Некоторые люди не знают, чем отличается академическая гребля от байдарки и каноэ. О чем вообще можно говорить?

Беда в том, что наш вид не очень зрелищный. Ведь не только у нас, в Беларуси, так мало людей на трибунах. Но во многих странах греблю пытаются популяризировать. У нас, к сожалению, нет.

Конечно, посмотреть тот же футбол интереснее. А если идти на трибуны смотреть заплывы, видно только первые или последние 500 метров. Всю дистанцию люди могут посмотреть только по телевизору.

Про БГК

“Игроки не запрограммированы бегать и забивать мячик в ворота”

Было очень приятно, когда нас поздравили и выложили нашу фотографию. Причём у этого фото есть своя история. Оно было сделано на игре, в которой БГК проиграл. Мне тогда очень не понравилась реакция трибун. Некоторые люди начали уходить, поливать команду грязью, ругать игроков почём зря. Гнусно.

Я написала гневный пост в Instagram. Наверное, там меня и заметили. Возможно, я не совсем правильно там высказалась. Но считаю, что это спорт и люди должны понимать, что игроки не запрограммированы бегать и забивать мячик в ворота.

“Они даже не знают, с каким временем чемпионат мира выиграли”

Напарница орала: “Кристина, не пиши ничего!”, А я решила в лёгкой шуточной форме попросить абонемент. Дело не в том, что мы не можем купить его. Нам хотелось пообщаться, мы ведь давно следим за командой. Тем более мы были на кураже: всё же чемпионки мира.

БГК подошёл с креативом к подарку. Нам вручали абонементы Слава Шумак и Любо Вукич. Они над нами, кстати, подтрунивали, мол, ничего ли нам не напоминает номер и серия в сертификате (прим. Совпадают с инициалами и временем финала). А дело в том, что время, которое мы показали в финале, не очень хорошее, потому что там была немодельная погода.

Кристина Староселец, Слава Шумак, Любо Вукич, Татьяна Климович

 

Мы перебрали всё: номера машины, паспорт, дата рождения. И тут слышим: “Блин, они даже не знают, с каким временем чемпионат мира выиграли!” Посмеялись. Было очень приятно. Ребята очень дружески к нам отнеслись, подошли с душой к подарку.

***

С 9 по 12-е августа в Бресте проходит чемпионат Беларуси. Будем рады видеть всех болельщиков на трибунах. После него состоится молодёжный чемпионат до 23-х лет в Польше. Первый турнир в истории в этой возрастной категории. Поэтому этот сезон кажется таким длинным. И уже, если честно, хочется скорее в отпуск.

Фото из личного архива Кристины Староселец

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.