Natatnik попросил трёх художников рассказать, как они определяют стоимость работ, кто обычно их покупает и существует ли в Беларуси арт-рынок.

«Творчество во все времена было непопулярно»

Мария Редько:

— Стоимость работы зависит от материала: графика в среднем стоит от 25 до 300 долларов, живопись от 100 до 700 долларов. То, как формируется стоимость в нашей стране, момент индивидуальный. В Европе есть чёткие критерии: размер картины плюс коэффициент «рейтинга» художника, который зависит от количества выставок, публикаций, успешных проектов, от того, с какой галереей он работает. Моя первая персональная выставка состоялась в Берлине, где я училась, оттуда я почерпнула эту систему оценки своих работ. По ней и работаю. Но есть такие картины, которые я особенно ценю, они сыграли в моем развитии принципиальную роль, они оцениваются мной дороже.

К сожалению, сейчас у меня не получается жить в нашей стране за счёт чистого искусства. Я даю частные уроки живописи и рисунка и чувствую от этого не меньший кайф, чем от созидания картины. Творчество во все времена было непопулярно, и часто художники, поэты и музыканты зарабатывали на жизнь преподаванием. Это благородный труд, реальное творение образа — образование — в другом человеке.

Мой доход от продажи картин сильно колеблется, в один месяц он может многократно превышать среднюю зарплату, а потом больше полугода будет штиль. Картины не сливочное масло, это не ежедневная необходимость человека. В нашей стране в среднем человек за год может позволить себе купить одну картину.

На выставках не в Бресте можно заработать — это самый большой шанс продать картину. Мои покупатели — люди с достатком выше среднего. Брестчан среди них почти нет.

Арт-рынок у нас существует пока для ценителей или иностранцев и развит мало. Нельзя требовать от такой огромной и сложнейшей системы, как государство, развития сразу во всех областях. На мой взгляд, улучшения в стране есть, вежливые продавщицы и ровные дороги чего стоят! Так постепенно и к достойной оценке искусства придём. Базовые потребности ещё не у всех покрыты.

Есть очень хорошие инициативы локальные (галереи, открытые жёнами бизнесменов) и республиканские (выставки-продажи от Белгазпромбанка). Я верю, что со временем и к нам придет арт-рыночный прогресс, если будут планомерные улучшения в экономике страны. А художники будут творить всегда — и всегда в надежде, что их творение откроет чьё-то сердце.

«Иногда за неделю зарабатываю 2 тысячи долларов»

Пётр Кузьмич:

— Ювелирные украшения стоят от 300 до 1 500 долларов, эмали — 300 — 500. Я делаю авторские броши, кольца, браслеты, использую драгоценные камни, серебро, палладиум, платину. Конечно, это стоит денег. В Беларуси мало кто ценит авторские работы. Есть стереотип, что раз украшение из серебра, оно должно быть дешёвым.
Я учитываю покупательскую способность. В Германии художник за аналогичное украшение на серебре может попросить 7 тысяч долларов. Но у нас я за такие деньги никогда не продам.

Конечно, мои украшения на любителя, они авангардные. Но у меня есть свои покупатели, в основном богатые люди, которые могут себе такие вещи позволить. В Бресте их совсем не много, наверное, одна поклонница — замдиректора крупного предприятия. Она покупает броши, кольца, любит эксклюзивные вещи. Но в основном украшения приобретают минчане и иностранцы.

Эмали тоже покупает Минск. Материалы стоят недорого, но если взять живопись, за холст, краски тоже где-то 200 рублей выйдет, а люди могут продавать картины за 10 — 20 тысяч. У авторской задумки нет определенной цены.

На выставке мне не удавалось продавать работы ни разу, в основном на них ходят художники. Даже в Минске — пришли на открытие, попили шампанское и разошлись. Если делаешь частные выставки за рубежом, в Польше, Германии, может прийти публика, которая купит работы.

Однажды я возвращался с выставки в Вильнюсе, наш пограничник заставил меня распаковать эмали. Рядом сидел мужчина, ему они понравились, и я в Минске оформил ему в своих работах интерьер.

Мой заработок в месяц выше средней зарплаты. Бывают моменты, когда за месяц ничего не продаю, а иногда за неделю могу заработать 2 тысячи долларов.

«Последние два года — ощутимо кризисные»

Мировлад Палачич:

— Цена и стоимость работы — разные понятия. Цена — это цифра на ценнике в галерее, она может быть указана безосновательно, например, от раздутого эго художника. Работы с завышенными ценниками годами простаивают в галереях и потом возвращаются в мастерскую. Стоимость образуется после покупки работы. У хорошего художника стоимость работ со временем должна повышаться. В остальном всё индивидуально и зависит от многих факторов. Попытка свести всё к статистике, на мой взгляд, даст неверный результат, потому что нет «среднего» художника.

Я стараюсь не делать работы специально для продажи. На заказ делаю портреты, но только в своем стиле. Для меня на первом месте стоит творческая самореализация, я хочу развивать и продвигать свой стиль, который называю «символический гротеск». Гонорар за картину — это не цель, а сопутствующий атрибут в реализации творчества.
Стоимость моих работ сейчас находится в диапазоне от 100 до 1000 долларов. Были единичные случаи за 1200 долларов. Портрет на заказ — от 200 до 450.

В мастерской я много времени трачу на эксперименты, осмысление идеи. Готовая картина на выставке — это верхушка айсберга, глупо пересчитывать её в несколько тюбиков краски и часы сидения за мольбертом. Каждая работа — это результат многолетнего опыта, результат жизни мастерской.

Последние года два ощутимо кризисные в плане коммерческого успеха. Много галерей в Беларуси закрылись, продажи упали в пять раз. На первом плане предметы для выживания, а картины — элемент роскоши. В основном мои покупатели — иностранцы. Есть люди, которые покупают картины в подарок и заказывают портреты. Больше творческой и коммерческой реализации у меня происходило за пределами Беларуси, в основном в Германии.

Чем выше уровень страны, тем больше развита инфраструктура искусства, тем больше потребность людей в статусных вещах и предметах роскоши. Как следствие растёт конкуренция среди художников, и это повышает уровень искусства. Если страна входит в топ беднейших Европы, о чём можно говорить. Это не значит, что у нас плохие художники, я думаю, одни из лучших, просто реализуются не здесь.

Настоящий художник может состояться только в том случае, если не будет ни на кого похож. Изначально важны индивидуальные особенности личности, среда становления, время. Считается, что художник только к 35 годам начинает понимать свой путь. Так что в этом смысле я только начинаю.

От чего зависит стоимость картин

Павел Рябов, председатель Брестской областной организации
«Белорусский союз художников»:

— Стоимость картин зависит от многих факторов. Можно искусственно нагонять свой статус. Схема такая: сначала художник рисует портрет по чьей-то фотографии, потом показывает кому-то из известных людей и говорит: «Хочешь такой портрет? Попозируй, я заплачу». Потом всё меняется зеркально. Человек нарабатывает определённую галерею портретов, показывает кому-то из тщеславных людей и предлагает: «Я рисовал президента, королеву. Хочешь быть в этой галерее? Давай деньги».

Другая тема — выставки. Чем престижней выставка, на которой представлены работы художника, тем выше его статус. В Союзе художников засчитывают только те республиканские или международные выставки, на которых есть определённый отбор. Если человек просто договорился с какой-нибудь варшавской частной галереей и выставился, это не котируется, обязательно должна быть оценка профессионалов. Если художник говорит, что участвовал, например, в Венецианской биеннале, стоимость его работ сразу растёт.

Учитывается наличие работ в музеях. Брестский краеведческий музей — классно, но Государственный музей изобразительных искусств имени Пушкина в Москве — круче. Это другой статус и другой ценник.

Брестский краеведческий музей закупает работы по стоимости, эквивалентной 300 — 500 долларам. Национальный художественный музей в Минске — на порядок выше. Человек за такой гонорар может жить год. Значит, ему не нужно думать про хлеб, одежду, про то, как прокормить детей, он думает о творчестве, у него другие возможности.

Если художник выходит «на панель», например, на Советскую, это обнуляет его статус. Такой кодекс. У нас это не сильно применяется, бывают варианты. Но в Европе, если человека видят на улице, вход в галереи ему закрывается.

И, конечно, важна личная судьба. Иногда, чтобы стать известным и дорогим, надо умереть.

Фото предоставлены героями.

 
 
Подписаться
Уведомление о
guest
0 комментариев
Inline Feedbacks
View all comments