Natatnik смотрит одну из серий популярного сериала с экспертами в своей сфере. Продолжаем рубрику просмотром первой серии первого сезона “Рассказа служанки” с феминистками – менеджеркой культурных проектов Пространство КХ Светланой Гайдалёнок, журналисткой Татьяной Гапеевой и фотографкой Ириной Ботвиной.

Действие сериала “Рассказ служанки “, в основу которого лёг одноимённый роман Маргарет Этвуд, разворачивается в будущем в вымышленном тоталитарном государстве Республике Галаад. К этому времени только одна женщина из ста может родить ребенка. Этих женщин насильно заставляют рожать детей для офицеров, чьи жёны бесплодны. Часто сериал называют феминистским, поэтому Natatnik попросил найти параллели с миром, в котором мы живём. 

феминистки Брест

5.00 На экране служанка в красном платье и белом чепце. Её зовут Фредова – по имени командора Фреда Уотерфорда, в доме которого она живёт. Все носят определенную одежду.

Светлана: В галерее КХ сегодня (13 мая – прим. авт.) последний день выставки “Mater Materia: Материнство в современном искусстве”, я смотрю на работу Леси Пчёлки “Девичья фамилия” и провожу параллели. Фредова принадлежит Фреду. У нас женщина выходит замуж и меняет фамилию, ребёнок получает фамилию и отчество отца. Мать вкладывает в ребёнка все силы, но в имени не остается её следа.

Ирина: Белые крылышки, которые служанки надевают на голову, максимально закрывают обзор. Девушки должны смотреть в пол, они покорны.

Татьяна: Я сразу думаю о мусульманских женщинах, которые носят хиджабы.

Светлана: Мне кажется, и у нас женщин пытаются засунуть в рамки. Девочка в 14 лет надевает короткую юбку, делает яркий макияж, она щупает моду. Общество реагирует так: ближайший полупьяный ублюдок что-то говорит ей вслед. Получается, что она не должна одеваться так, чтобы не “провоцировать”.

6.10 Фредова разговаривает с женой командора Уотерфорда Яснорадой. Та говорит, что хочет видеть Фредову как можно реже.

Рассказ служанки

Татьяна: Мне кажется, в сериале выстроена иерархия между женщинами, и она воспитывает внутреннюю мизогинию (неприязнь к женщинам – прим. авт.).

Светлана: Система направлена на то, чтобы женщины были друг против друга. Даже внутри класса служанок нет доверия, одна служанка следит за другой.

Татьяна: На мой взгляд, и у нас есть классы негласные. Есть замужние женщины, которые считают, что незамужние – их конкурентки, они могут увести мужа. Всегда противопоставляются карьеристки и домохозяйки. Мамы и не мамы. Ты либо такая, либо другая, ты не можешь быть карьеристкой и хорошей женой одновременно.

Светлана: Так общество тебе диктует. На самом деле, конечно, можешь.

12.20 Фредова встречается с Гленовой, они идут в магазин. Служанкам запрещено ходить по улице в одиночку.

Рассказ служанки

Татьяна: У нас нет запрета появляться на улице одной, поэтому многим тяжело представить, что это проблема. Но вечером женщина всё равно ограничена в передвижении. Если мне нужно вернуться домой в полночь, я должна вызвать такси, я не могу прогуляться одна, потому что мне страшно. Ситуация, когда опасаешься, что на тебя нападут, ненормальна. Многие мужчины обижаются, что женщины бояться садиться в лифт с незнакомцем. Но опасения не беспочвенны. В прошлом году в Минске задержали мужчину, который изнасиловал студентку в лифте. Иногда нападают на детей.

14.25 Служанки встречаются в магазине. Одна из них говорит, что командор Уотерфорд был в новостях, и осекается. В Галааде женщинам нельзя читать.

Рассказ служанки

Светлана: Женщина абсолютно опредмечивается. Ей отказывают не только в праве пользоваться деньгами, иметь собственность, но и читать. Сейчас это сложно представить.

Татьяна: Нам в этом смысле повезло. Но то, что мы можем получать образование, не значит, что так повсеместно. Есть страны, где до сих пор доступ девочек к образованию – большая проблема. Мы знаем историю Малалы Юсуфзай из Пакистана, которую тяжело ранили в 2012 году. Юсуфзай вела анонимный блог для Би-би-си, в котором рассказывала о жизни при режиме талибов. Они взорвали многие школы для девочек.

Светлана: Но и в Беларуси есть ограничения. Например, в Академии МВД проходной балл зависит от пола абитуриента – для женщин он значительно выше. На многие специальности женщин там просто не набирают.

Татьяна: Ещё есть стереотипы. Например, что женщина не может быть хорошим программистом.

Светлана: Хотя раньше женщины работали инженерами ЭВМ. Двоюродная бабушка моего парня – программист, у неё последняя запись в трудовой книжке – “программист”. Ей больше 70 лет, сейчас она не пишет программы, но без интернета свою жизнь не представляет.

Татьяна: Просто потом выяснилось, что эта работа может приносить деньги, и профессия стала “мужской”.

16.20 Фредова (тогда ещё Джун) попадает в Красный центр, где обучают будущих служанок.

Рассказ служанки

Татьяне: В сериале затрагивается тема репродуктивного насилия, это одна из основных тем. Служанок заставляют вынашивать детей и отдавать их, чего они делать не хотят.

Ирина: Мне кажется, это предельно усиленная метафора того, что женщина – это инкубатор. И ещё очевидно, что эксплуатация прикрывается религией. Вот, что может быть, когда фразы вырывают из контекста, выбирают те, которые поддерживают патриархат.

Светлана: Командор даже во время церемонии соития читает текст из Библии про Рахиль и Валлу.

Татьяна: У нас рожать вроде не заставляют, но давление, что ты не можешь считаться полноценной женщиной, если у тебя нет ребёнка, существует. Женщин, у которых в 50 лет нет детей, жалеют, хотя, возможно, они никогда и не хотели их иметь. Ещё есть пролайф-движение, которое говорит, что женщина, которая сделала аборт, – убийца. Хотя есть аборты по медицинским показаниям. Выходит, это тоже убийство?

феминистки Брест

Светлана: Напротив автовокзала висит реклама, которая приводит меня в бешенство. “Я – настоящая женщина”, “Я – настоящий мужчина”. И там по три пункта в каком-то странном порядке.

Татьяна: Я тоже была удивлена, когда увидела эту рекламу. На нас давят, что значит “настоящая”? Я биологически женщина, я считаю себя женщиной, хотя я не жена и мать. Получается, давление на мою самоидентификацию идёт, навязывается мысль, что я неполноценная, раз я не верная жена и не хорошая мать.

27.00 Джанин наказали за непослушание – ей выкололи глаз, её изнасиловали несколько мужчин. Тетка Лидия спрашивает: “Кто их подстрекал, чья в том вина?” Служанки указывают на Джанин.

Рассказ служанки

Татьяна: Обвинение жертвы изнасилования – распространённая ситуация у нас. Когда женщина говорит, что её изнасиловали, начинают выяснять, что она сделала не так – в какой она одежде была, в каких отношениях с этим человеком.

Светлана: В университете Канзаса сделали выставку, на ней показали одежду, в которой женщины были в момент изнасилования. Там были какие-то треники, футболки, короткие юбочки. Привычка ковыряться именно в женском поведении есть.

Выстака в университете Канзаса

Ирина: Я увидела в этой сцене, как социальные роли давят на конкретную женщину. Есть определённая модель поведения, и если ты не следуешь ей, то на тебя указывают пальцем – виновата, виновата. Женщины иногда встречают больше насилия со стороны других женщин, их пытаются выдрессировать, чтобы они понимали – так делать плохо. Так происходит с женщинами в нашем мире, их пытаются подогнать под определённые рамки.

Светлана: В этой сцене настолько тягостная атмосфера. Подруга подначивает Джун, чтобы та тоже указала пальцем. Это желание выжить.

Татьяна: Джун подняла руку, только когда её ударили. Либо тебя сейчас будут бить, либо ты будешь делать так, как другие. Пощёчину, кстати, дала Этвуд, это камео.

54.40 Дома у командора Уотерфорда собрание. Он бросает жене фразу: “Нам работать и работать, мы выйдем к ужину” и закрывает дверь.

Рассказ служанки

Ирина: Яснорада сыграла важную роль в становлении республики, а потом мужчины взяли власть в свои руки.

Светлана: Интересно, на что она рассчитывала, что к ней другое отношение будет?

Татьяна: Возможно, думала, что это её не коснётся. Многие женщины говорят, что если феминистки считают, что их притесняют, то они должны искать проблему в себе. Если вы видите, что вам на дают работать, не дают учиться, вы становитесь жертвой насилия – это ваши проблемы. Так женщины пытаются “обезопасить” себя. Им кажется, что если они будут вести себя правильно, то их не коснётся. На самом деле, всё равно коснётся, это ловушка патриархата.

Фото: Ирина Ботвина, скриншоты из сериала The Handmaid’s Tale

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.