В Бресте уже больше двух лет проходят встречи в формате “Живой библиотеки“, на которых участники знакомятся с людьми, чьи жизни выбиваются из обычных рамок. Natatnik совместно с организаторами “ЖБ” продолжает цикл публикаций о людях-книгах и их историях.

Сегодня о себе рассказывает брестчанка Светлана Минькова, которая после года выматывающей работы не меньше 12 часов в день столкнулась с серьёзными проблемами со здоровьем. Девушка делится опытом борьбы с эмоциональным выгоранием.

– Случилось эмоциональное выгорание. На меня свалилась руководящая должность в момент, когда я к этому была не совсем готова. Работала в розничной торговле кладовщиком, освободилось место завсклада, и начальница моего структурного подразделения сказала: хочу, чтобы это была Света. Когда меня рекомендовали на должность, вышестоящее руководство было против: молодая, опыта нет, всё развалит, камня на камне не оставит… У меня что-то взыграло, что должна доказать: они ошибаются. Несмотря на возраст (мне было 20 лет), скромный опыт – смогу. Раз на меня возложили — я с честью должна нести эту ответственность. С обязанностями я справлялась, всё было хорошо до тех пор, пока не сократили штат работников. И я сама решила, что должна взять на себя обязанности ещё двух человек.

Втягивает постепенно и незаметно. Не могу выделить переломный момент, когда что-то стало происходить не так. Казалось, что так всегда было и должно быть.

На работе я была с восьми утра до десяти вечера, когда охрана начинала выгонять. Стопки отчётов берёшь с собой, делаешь их дома до часу-двух ночи, а утром опять на работу. Выходных нет. Как это я могу пойти на выходной? В таком темпе прошло достаточно времени, и начались косяки. Пыталась объяснить, что просто физически не успеваю или не в состоянии что-то сделать. Никто особо не хотел вникать — не наши проблемы, подзадержись ещё. Ну а что я — задержусь. Семьи нет, что ещё делать?

Живая библиотека эмоциональное выгорание

Трудно было, потому что никто не давал чётких указаний. Я приходила к старшим по должности с проблемой, а мне отвечали: не знаю, ну ты там как-то это. Бесценнейший совет! Начинаю импровизировать, нехватка опыта сказывается, и что-то могло пойти не так. Заведующая, которая была до меня, очень негативно отнеслась к тому, что её попросили уйти на пенсию. И эту злость перенесла на меня, заявив, что ничему меня учить не будет. Так что всё пришлось познавать в процессе. Но меня это не пугало. Я параллельно получала высшее образование на философском факультете и подумала: я изучаю такие вещи, ваш складской документооборот я разберу, нет проблем. Училась заочно, как-то успевала, уже не помню, как. Работа была в том числе для того, чтобы обучение оплачивать. Но отложить получалось мало: деньги уходили на обследования.

Меньше чем через год начались звоночки. Даже не звоночки, психика уже просто орала. Вплоть до слуховых галлюцинаций. Сижу вечером за отчётами, зная, что я одна. Гигантское помещение размером с футбольное поле. Отчётливо слышу, что кто-то клеит ценники маркиратором… Иду, проверяю всё — никого нет. Ещё были залипания: смотрю на количество страниц — 79, а мне кажется, что это 79-е число, и почему я не вижу его в отчёте?! Это был край, когда всё то, что подавлялось, начало искать пути выхода.

Помимо интеллектуальной работы был тяжёлый физический труд. Людей не хватало, а работа же должна быть сделана, иначе всё рухнет, апокалипсис! Подорвала здоровье. Начались постоянные простуды, по несколько раз в месяц. Но на больничный не ходила, не могла оставить работу. Почки стали болеть, ведь я таскала тяжести. Питаться в таком режиме нормально не получалось. Пообедать могла часов в семь вечера, когда все уже ушли. Или вообще не успеть.

Пришли постоянные жуткие головные боли, которые в какой-то момент перестали глушиться обезболивающими. Голова болит восьмой день подряд, пью таблетки, делаю уколы, но не проходит… Я просыпаюсь и чувствую, что уже устала. Поставили подозрение на аневризму головного мозга, но ни одно обследование включая МРТ ничего не показало. Ну вот у вас такие мигрени, ничего не поделаешь — сказали мне.

Ни один из медиков не спросил, где я работаю. Никто не связал с тем, что все мои проблемы — психосоматика. Есть такой стереотип, что выгореть можно после 10-20 лет работы на одном месте. Но мне хватило года, чтобы себя до такого состояния довести.

Живая библиотека эмоциональное выгорание

Меня просто выдернули оттуда, предложили съездить попутешествовать в Европу. Нужно было проситься в отпуск. А это непросто: переучёт, потому что я ответственное лицо, большие объёмы, работа станет, а это сезон… Я тогда уже плотно сидела на успокоительных. Съев горсть, пошла проситься. И меня отпустили, на две недели. Когда я дорабатывала последний день перед отпуском, мне говорят:

– Подожди, тебя же не будет в стране.

– Ну да, не будет.

– Мы же не сможем до тебя дозвониться!

– Да! Не сможете!

Поехала, посмотрела, как у других людей, пообщалась. И думаю: что же я делаю?! Надо завязывать. Я уже потратила много денег на таблетки, обследования. Работаю и денег не вижу — отдать туда и туда, и снова впахивай, чтобы пройти других специалистов.

Когда я вернулась из путешествия, что-то переломилось. 17:00-17:30 — всем пока. Как это пока? Надо же ещё сделать то и то! Сделаю, но завтра. Или не завтра, а когда будет время. Конечно, внутри сидел червячок: у тебя ещё три дня отчётов не собрано! Но справлялась. Бывало тяжело отстоять, ответить людям, которые старше и выше по должности. Субординация… А потом поняла: а они соблюдают субординацию? Вообще нет.

Однажды пошла на Неделю психического здоровья и увидела буклетик про эмоциональное выгорание. Читаю и понимаю — 8 из 10 про меня! Просто инструкция, всё как по книжке.

Живая библиотека эмоциональное выгорание

Родные и друзья и раньше пытались объяснить, что то, что я делаю, не есть правильно. Но я как стеной отгородилась, не слушала. Вы на моём месте не были, меня не понимаете! Как я могу подвести человека, не справиться? Оглядываясь, я удивляюсь, почему мне было так важно доказать, чтобы люди признали, что они ошиблись во мне, когда говорили, что не справлюсь? Всё равно не признали, кстати.

Как понять, что у вас эмоциональное выгорание? В первую очередь, отследить, сколько времени занимает работа. Вся жизнь крутится только там, на другое не остаётся времени и сил? Несёте что-то на дом? Не надо! Дом — место отдыха. Если близкие бьют тревогу, надо к ним прислушиваться, не отгораживаться. Когда начинаются проблемы со здоровьем, это совсем беда. Легче предотвратить. Если заметили проблему, не нужно бояться просить помощи, это нормально. Обращаться к психологам не стыдно. Не у всех есть внутренние ресурсы, чтобы справиться самостоятельно.

Стали расформировывать предприятие, я сдала свои полномочия и уволилась. Головные боли прошли! Когда оттуда уходила, мне было уже всё равно. Отношение полностью поменяла, что было встречено, конечно, негативно. Что за дела, раньше Света разве что не ночевала на работе, а теперь желает уходить вовремя?!

Отрицательный опыт — тоже опыт, он мне дал много навыков, которые помогают и сейчас. Плохо, что он присвоился такой ценой. Сама работа мне даже нравилась, обязанности устраивали, если размеренно всё делать и на меня никто не давит. Можно было работать и получать удовольствие, конечно, до определённого момента, пока я это не переросла бы.

Живая библиотека эмоциональное выгорание

Работа должна приносить удовольствие. Я сейчас полностью сменила сферу и довольна как никогда. Недавно поймала себя на мысли, что даже не воспринимаю свою работу как работу, потому что она классная и я её люблю. А где-то внутри работа до сих пор ассоциируется со страданиями.

Публикация подготовлена совместно с проектом “Живая библиотека”. О ближайших встречах в Бресте можно узнать в группе.

Фото Дениса Троцюка

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.