Многие семьи пытаются восстановить детали биографий своих предков. Брестчанин Алексей Мамро бережно хранит личные документы и пару фотографий своего прадеда. Natatnik полистал домашний архив Алексея и рассказывает историю Спиридона Карповича Мамро.

 Про документы

Спиридон Мамро родился в украинском селе Киевской области в конце XIX века. По сохранившимся автобиографическим записям, письмам к любимой жене и другим документам можно представить общую картину его нелёгкой жизни.

История жизни, Мамро

Алексей: “Тут куча удостоверений, членских карточек. Черновик, похожий на автобиографию. Письма с поздравлениями из Бреста на родину. Сложно сказать, когда он их собирал, дом его в Украине сожгли. Среди всего осталось письмо к моей прабабушке. Пытаюсь сохранить все документы целыми. Но понимаю, что время их не пощадит. Хочу узнать у архивных или музейных работников, как это лучше сделать.”

История жизни, МамроАлексей: “Мы только знаем, что граф Потоцкий привёз себе из Греции камергинера, который знал много языков. Фамилию поменял прапрадед Карп. Мы до сих пор на сто процентов не знаем, как она звучала. Известно, что она была длиннее. Потом уже от фамилии оставили только первые пять букв – похожа на украинскую, короткая и заканчивается на “о”.”

Мамро. История

Про “революційную боротьбу

Из личного листка: “Был призван и находился в старой армии, 3-я запасная артиллерийская бригада в Куйбышеве.”

История Мамро

Из памятных записей: “Октябрьская революция 1917 года застала меня в Самаре в составе 52 артиллерийского тяжёлого дивизиона, который один из первых признал власть Советов и активно принимал участие в разоружении 2-го Оренбургоского казачего полка, пытавшегося защищать правительство Керенского. … В конце ноября 1917 под командованием атамана полковника Дутова вспыхнул мятеж части Оренбургского казачества против Советской власти. На подавление мятежа был направлен наш дивизион, в том числе и я в должности командира артвзвода”.

Воспоминания Мамро

В январе 1918 года Спиридон Карпович получил контузию и был направлен в самарский госпиталь. После лечения он вернулся в родное село, где вскоре советскую власть сменили немецкие войска. Бывшие фронтовики сколотили партизанский отряд и ушли из села.

Про Первую мировую войну

Из памятных записей: “Захватив село, немцы потребовали от села уплатить контрибуцию в размере 250 000 тыс. рублей <…> в течение суток сдать оружие и выдать участников нападения на гетманский отряд”.

Воспоминания Мамро

“В последствии на протяжении всего лета 1918 года, до изгнания немцев с Украины, они периодически большими отрядами наезжали в село, сгоняли жителей на сход, выстраивали в шеренгу, выводили пятого или десятого и избивали до потери сознания, требуя возвращения помещикам имущества или уплаты стоимости такового. В такие времена жутко было, стон и плач стоял на село!”

Про борьбу с бандитизмом и “мирную жизнь”

Один лист памятных записей утерян. По сведениям из личного дела после партизанского подполья Спиридон Карпович служил в 3-м Красном полку, назначенном на борьбу с бандитизмом. В июне 1919 года за связь с бандами был распущен Потокский волисполком.

Из памятных записей: “С десятью бойцами из батальона я был послан в волость, организовать там ревком и возглавить его. Так и пришлось в 23 года без каких-либо инструкций, без знаний волостных дел руководить волостью среди чуждого волостного аппарата” .

Воспоминания Мамро

“Весь 1921 год прошёл в борьбе с остатками разгромленных Петлюровских банд. Отдельные головорезы, скрываясь по лесам и глухим дальним сёлам, в своей бессильной злобе жестоко мстили семьям коммунистов и активистов, защитников советской власти. В своей бешеной ненависти доходили до жестокого изуверства. Так, например: осень 1920 года в селе Поток бандой Никитенко был схвачен, замучен и брошен в колодец рабочий из Киевского завода “Арсенал”. Тяжело ранена в лицо жена товарища Сулимы Касьяна Александровича Анисья Степановна, оставшаяся навсегда инвалидом. Расстрелян его брат Сулима Иван Александрович. Замучен и убит боец из моего отряда товарищ Слюсаренко Иван Лаврентьевич. Разграбили и разгромили дом моего отца Карпа Васильевича, до полусмерти истязали жену мою Марию Ф., вырвав из её рук двухмесячного ребенка (старшего моего сына Петра), бросили голого в снег, который и помер вскорости”.

Таких жутких примеров в памятных записях ещё на страницу: убиты… зарублены… растреляны… выколоты глаза, отрезаны уши и нос.

Алексей: “Я только из автобиографии узнал, что у деда был старший брат и как он погиб в младенчестве. Ещё его арестовывали. Он про это не написал, но мне отец рассказывал. Прадеда должны были расстрелять. Через какое-то время охранять его камеру поставили солдата, с которым он воевал. И он с ним передал весточку Куйбышеву, с которым был знаком лично. Тот его спас”.

Про Вторую мировую войну

В августе 1941 года Спиридон Мамро был эвакуирован в Саратовскую область. В сентябре этого же года мобилизован в Красную Армию в Смоленской области.

Воспоминания Мамро

Из личного дела: “Попал в плен к немцам в окружении у села Панфилово под Вязьмой в октябре 1941 года, будучи раненым”.

Из письма к жене: “И ось попавши в неволю до гитлерівскіх звірюк людожерів, переносючі не людскі муки і страждання, я завжды думав про тебе, про свою вірну дружину. И тоді як гнали 10 суток, від Вязьми до Смоленска, пораненного, голодного, і холодного. И тоді як 7 листапада (першы день жовтнева свята) в 1941 році, желізякаю розбив мені голову поліцай. И як німец дрючьком перебив мені праве плече; и коли від божевільного голоду – грызючі сыру кінску кістку – выломыв собі зуба, и тоды колы зімою пры 38 градуснім морозі, назбіравші лушпиння від картоплі (в помыйні ямі) мыв його на дворі, і поодморозював собі пальці на руках.”

Из личного дела: “С ноября 1941 по июль 1944 работал на общих лагерных работах в лагере в/п № 340 Двинск Латв.СССР. (Двинский лагерь военнопленных – “лагерь смерти” – прим.ред.) В 1944 с июля по сентябрь работал в сланцевых шахтах в лагере Кохтла-Ярве Эстон. СССР. (лагерь военнопленных и мирного населения “Кохтла-Ярве” – прим.ред.)

Бежал из плена при отправке в Германию на острове Эзель Эстон. СССР (название острова времён Российской империи, сейчас называется о. Сааремаа – прим.ред.)”

Алексей: “Когда освободили Эстонию, он опять попал в армию и был какое-то время писарем, и не только.”

Спиридон Карпович был демобилизован 7 августа 1946 года и направлен на работу в Таллин директором совхоза до августа 1947 года. В 1948 году он вернулся на родину.

Воспоминания Мамро Воспоминания Мамро Воспоминания Мамро

Про личную жизнь

Алексей: “По рассказам отца, бабушка была из зажиточной семьи. Её девичья фамилия была Злэнко. А её дед был атаман Злы Деникинской армии. Дед с бабкой на сеновале погулял (улыбается). И к нему потом пришли её братья и заставили жениться. А потом он с ними же и воевал, они были кулаки и примкнули к Петлюре. Один раз он выжил после расстрела. Его приняли за мёртвого и закопали, а он сам раскопался”.

Воспоминания Мамро Воспоминания Мамро

Из письма к жене: “Повірь, Маруся, що людина найдорогче ценить три речі, тоді, як іх загубыть; а саме: 1. молодість, 2. здоровья, 3. особисту свободу. Це я занадто відчув на собі за ці останні тяжкі роки свого життя”.

 
 
Подписаться
Уведомление о
guest
0 Комментарий
Inline Feedbacks
View all comments